Все
разделы

Публикации

Кирилл Свириденко: «Карта — такая же простая и гениальная вещь, как колесо»

Генеральный директор процессинговой компании «Мультикарта» — дочерней компании банка ВТБ Кирилл Свириденко в интервью Bankir.Ru рассказал, стоит ли ждать массового внедрения биометрической идентификации, как уберечь деньги на карте от дистанционного хищения и других современных платежных технологиях.

— Сегодня достаточно часто можно услышать заявления, что из-за активного внедрения биометрической идентификации банковские карты могут исчезнуть буквально через несколько лет. Каково ваше мнение?

Чтобы в глобальном мировом масштабе отказаться от существующих карт и перейти на биометрическую идентификацию, должно пройти лет тридцать

— Биометрия, безусловно, наше будущее. Но если говорить реалистично, то для того чтобы в глобальном мировом масштабе отказаться от существующих карт и перейти исключительно на биометрическую идентификацию, должно пройти лет тридцать. Объем инфраструктуры, которая создавалась для карт десятилетиями, в мировом масштабе таков, что ее полностью не заменишь и через десять, и через пятнадцать лет.

Например, PayPass и PayWave международные платежные системы развивают на протяжении как минимум лет десяти. Тем не менее до сих пор не везде принимаются карты, оснащенные этими технологиями. А все потому, что использование PayPass и PayWave удобно прежде всего в местах высокой платежной активности, например в транспорте. Так, ряд станций московского метрополитена оснащен турникетами для приема таких карт. В реализации данного проекта участвовала группа ВТБ.

На сегодняшний день у рынка платежных карт есть очень хорошая инфраструктура — качественная нормативная база, правила, процедуры, требования и т. д. Разрушить весь этот фундамент и на его месте построить новый, под биометрию, — это вопрос не одного десятка лет. Ведь в рамках Visa и MasterCard сейчас нет стандартов на биометрическую идентификацию, нет обязательных процедур, нет нормативной базы. Поэтому говорить о том, что очень скоро мы полностью перейдем на биометрию, было бы очень и очень оптимистично.

— А какой вид биометрической идентификации, по вашему мнению, получит массовое распространение?

— Конечно же, отпечаток пальца — это самое простое и самое очевидное. Но и здесь необходимо проделать очень большую работу, прежде чем данная технология получит широкое распространение. Ведь мы живем в мире огромных данных, безопасность и сохранность которых является главной задачей.

— А как с идентификацией по другим параметрам?

— С остальными параметрами — сетчаткой глаза, голосовым спектром, формой лица — еще сложнее. К примеру, лица у людей с возрастом меняются. А что, если я захочу отрастить бороду, большую и окладистую, как меня тогда определят?

— Для того чтобы биометрическая идентификация начала развиваться, в первую очередь должны появиться стандарты международных платежных систем?

Все должно соответствовать стандартам, здесь ничего нового уже не придумаешь

— Да, при этом именно международных систем. Все должно соответствовать стандартам, здесь ничего нового уже не придумаешь. Новый российский проект — НСПК — делается именно с учетом этого. Иначе это будет проект, который работает в отдельно взятом городе, регионе, стране и т. д. В свое время были системы, которые пытались сделать нечто отличное от стандарта. Однако чем дальше, тем ближе им приходилось подходить именно к международному стандарту. Но в конечном итоге все равно они не «взлетели».

— А что говорят в международных системах по поводу разработки стандартов для биометрии?

— Насколько известно, на этот счет в глобальном масштабе разговоров пока не ведется. Но вполне возможно, что банки начнут вводить идентификацию по тому же пальцу как альтернативную, для удобства клиента. Например, вставил карточку в банкомат и вместо введения пин-кода приложил палец.

— Как на современных смартфонах?

— Да, именно. Но по моему личному опыту со смартфоном — разблокировка пальцем работает через раз. Все очень просто: я люблю похозяйничать на даче, помахать лопатой. И вот даже сейчас у меня на пальце кожа слегка поврежденная. Отсюда и сбои.

Но есть вещи простые и гениальные, как колесо…

— Вы о картах?

— Ну да. Если проводить аналогию, то тысячи лет назад это колесо изобрели, и оно сейчас осталось таким же. Пробовали делать квадратные, треугольные, с хитрыми двигающимися осями — но гениальное всегда просто. Вот карточка, с моей точки зрения, тоже такое рациональное решение. Даже ее размер оптимален для всех. Пробовали же менять размер, делали микрокарты. И где они все?

— Не пошло дело.

— Да, их нет.

— Сегодня платежные системы активнее занимаются своими технологиями PayPass и PayWave, работают с NFC, Host Card Emulation…

— Да, это тот стрим, куда все идут.

— В последнее время появляются публикации в СМИ о том, что преступники научились похищать деньги с карт «по воздуху», бесконтактным способом.

— Скажу так: носить бумажные деньги в кошельке — это тоже немалая опасность.

В перспективе удобнее и надежнее будет пользоваться NFC-технологиями — когда роль карточки исполняет мобильный телефон

С этим трудно поспорить. В случае с бесконтактными технологиями риски есть, но с таким мошенничеством бороться несложно. Для карточек существуют различные металлизированные боксы, кейсы, которые не дают возможности карте сработать, когда она там находится. Правда, тогда частично теряется удобство пользования.

В перспективе удобнее и надежнее будет пользоваться NFC-технологиями — когда роль карточки исполняет мобильный телефон. В чем преимущество — в телефоне можно деактивировать функцию бесконтактной оплаты, когда она не нужна.

Теоретически и карту можно сделать с кнопкой выключения PayPass или PayWave. Помните, у одного из банков были карточки со встроенным микропроцессором, с мини-дисплеем? Сделать на карте выключатель можно вообще без проблем. А можно, возвращаясь к биометрическим технологиям, сделать еще хитрее: установить прямо на карте считыватель отпечатка пальца. Приложил палец с одной стороны — бесконтактная оплата включена, приложил с другой — выключена.

Это можно сделать, в эти технологии могут вложиться инвесторы, они могут начать развиваться… Но все равно надо понимать, что пока нет стандартов, пока нет единого мирового подхода, такие вещи не более чем изыскания, эксперименты.

— Можно ли предполагать, что продукты с NFC-технологиями получат массовое распространение быстрее, чем биометрия?

— Да, конечно. Я думаю, это может произойти очень быстро, буквально в течение двух-трех лет. Сама технология NFC как стандарт существует очень давно, но вот смартфоны с этой функцией появились в широкой продаже года полтора-два назад. И если раньше это были супердорогие модели, то теперь этой технологией стали оснащать доступные по цене смартфоны. Главное удобство — быстрые микроплатежи. Транспорт — быстрый проход через турникет. Рестораны быстрого питания. Автозаправки — хотя они в меньшей степени.

— Почему?

— Некоторое время назад мы предлагали одной сети АЗС автоматизированную систему оплаты по картам. Подъехал водитель к колонке, заправился, приложил карту к колонке и уехал. Нам сказали: «Нет-нет, наша задача — чтобы человек зашел в магазин и еще что-то купил». Это уже маркетинг.

— Не так давно было опубликовано исследование мировой некоммерческой ассоциации компаний розничных финансовых услуг Efma, согласно которому почти 80% банков якобы планируют в будущем запустить сервис видеобанкинга. Это действительно такая трендовая вещь?

— Современные технологии позволяют клиенту приходить в классическое банковское отделение один раз — чтобы идентифицироваться и открыть счет.

Классические банки будут существовать долгое время — потому что клиент ходит в банк не только за услугой, но и за финансовой грамотностью

Сегодня существуют банки, которые работают по этой схеме и у которых вообще нет отделений, они работают в виртуальном пространстве. Тем не менее классические банки будут существовать долгое время — потому что клиент ходит в банк не только за банковской услугой, но и за финансовой грамотностью — ему нужно видеть вживую операциониста, который расскажет, как и что делается. И видеобанкинг, с моей точки зрения, представляет собой некое промежуточное решение. Как первый этап — клиент приходит в отделение, где сотрудник усадит его перед экраном, а сотрудник из экрана, который, возможно, находится даже не в Москве, а, к примеру, где-то за Уралом, будет отвечать на вопросы и консультировать. Тут же печатаются документы, подаются через лоток. Клиент их подписывает, вкладывает в другой лоток, где они сканируются.

Десять-пятнадцать, максимум двадцать лет — и финансово грамотные люди уже придут сами

Такие решения, где вместо живых операционистов используется видео, очень выгодны для банка. Следующий этап развития — когда человеку вообще не нужно идти в отделение. Он с компьютера с веб-камерой заходит на сайт банка и в таком же режиме общения с операционистом решает все свои вопросы. А затем уже будет этап ментального перехода клиента к полноценному взаимодействию через интернет-банк, мобильный банк и т. д.

— Современным молодым людям такой «мостик» вряд ли нужен…

— Да, правильно. Может быть, поэтому банки пока особо не рвутся туда, осознавая, что, условно говоря, это временный период. Десять-пятнадцать, максимум двадцать лет — и финансово грамотные люди уже придут сами.

— На процессинговом обслуживании в вашем компании находится более 60 российских банков, в том числе банки группы ВТБ. Видите ли вы среди кредитных учреждений тенденцию переводить услуги в онлайн? Если да, то какие именно услуги?

— Такая тенденция есть. Банки стремятся перевести в онлайн максимальное количество операций, которые напрямую не относятся к операциям, связанным с наличными денежными средствами. К примеру, переводы и платежи в пользу поставщиков услуг, переводы с одной банковской карты на другую, подключение /отключение дополнительных услуг, заказ выпуска новой платежной карты, открытие счетов, оформление заявок на кредит.

— На каких направлениях работы компания «Мультикарта» сосредоточится в текущем году?

— Мы продолжаем активно работать над развитием технологий, обслуживанием онлайн-платежей, развитием карточных продуктов. Также участвуем как в крупных проектах отдельных финансовых структур, так и в глобальных проектах, таких как развитие национальной платежной системы.

Татьяна Терновская , Банкир.Ру