Все
разделы

Публикации

НРД проголосовал за блокчейн

Это официально: Национальный расчетный депозитарий запустил пилотный проект на основе технологии распределенного реестра. Создание прототипа системы электронного голосования владельцев облигаций на блокчейне анонсировал на Биржевом форуме председатель правления НРД Эдди Астанин. В том, как идет работа над прототипом и на что способна новая разработка, порталу Банкир.Ру помог разобраться руководитель направления распределенных учетных систем НРД Александр Яковлев.

— Как вы нашли подрядчика для реализации проекта?

— Первый «подход к снаряду» был в ноябре 2015 года: на хакатоне HSE.Lab «Fintech: блокчейн и другие финансовые технологии», проводимом ВШЭ, мы заявили о желании сделать систему электронного голосования на основе блокчейна. В качестве результата было получено несколько вариантов архитектурных решений от команд и принято решение о проведении закрытого тендера на реализацию прототипа.

В начале февраля 2016-го мы сформулировали условия участия в тендере:

  • работающий прототип решения;
  • успешное прохождение нескольких тестов на масштабируемость решения и атаки;
  • открытый исходный код самого приложения;
  • чистота лицензии на весь используемый код.

С предложениями на тендер вышло шесть команд из России, Великобритании, Израиля, США и Эстонии. В финал попали следующие команды:

  1. DSX Technologies
  2. 42coffeecups
  3. Acronis совместно с интегратором «Синимекс»

Наличие открытого кода так важно для нас потому, что он существенно упрощает процесс стандартизации в будущем и делает разработку прозрачной: каждый из участников рынка может заглянуть «под капот», покрутить винтики, запустить мотор и оценить итоговое решение. Кроме того, открытый код дает возможность честно пользоваться тем, что было придумано во всем мире.

— Почему именно система e-proxy voting?

— В рамках e-proxy voting участники процедуры голосования обмениваются большим количеством данных, которые распространяются каскадным способом по цепочке номинальных держателей.

У процедуры голосования меньше законодательных ограничений, по сравнению с денежными расчетами или обращением ценных бумаг

Это хороший объект для децентрализации, так как в данном бизнес-процессе присутствует большое количество равноправных участников. Также у процедуры голосования меньше законодательных ограничений, по сравнению с денежными расчетами или обращением ценных бумаг.

В процессе реализации было решено использовать стандарт обмена сообщениями ISO20022 и всего два типа вопросов: предусматривающие ответ «да», «нет», «не знаю» или выбор варианта ответа из списка.

Это proof-of-concept прототип, позволяющий понять возможности применения технологии блокчейн на практике. Если интегрировать прототип с системами, которые используются на рынке, а также при условии, что это будет допускать регулирование, можно провести первое голосование в этой системе в «боевом» режиме.

— Расскажите о характеристиках прототипа.

— Текущее быстродействие системы — около 80 транзакций в секунду. Мы строим модели сети, в которых 10–20 узлов. Основываясь на этой скорости, за час мы можем принять около 100 тысяч голосов. Еще несколько часов системе требуется для того, чтобы завершить процедуру подсчета голосов. Мы пробуем разные конфигурации, размещаем узлы у себя или в облачных хранилищах, смотрим, «тыкаем иголкой», изучаем изменение быстродействия системы в зависимости от различных параметров.

Технически система реализуется на базе сетевой распределенной криптографической платформы NXT. В рамках проекта мы отказались от поддержки использования криптовалют и разработали свою версию, доступную специалистам на GitHub.

Самый высокий уровень доступа — у регулятора

В рамках прототипа мы изучили возможности разделения доступа к данным в рамках распределенных реестров. В зависимости от типа пользователя узла меняется уровень допуска к той или иной информации: например, владельцу облигации достаточно видеть только свой «голос» и иметь возможность отследить его путь, чтобы удостовериться, что он добрался до НРД и участвовал в подсчете голосов. Самый высокий уровень доступа — у регулятора. Центральному депозитарию в данном случае не нужен полный доступ: система подсчитывает голоса внутри и не требует никакого вмешательства извне.

— Почему финансовые организации говорят только о возможности создания permissioned блокчейн и отказываются от идеи открытых распределенных реестров без ограничений для участников?

— Ни один финансовый институт не может рассматривать вариант отсутствия «себя». Permissinoless-cистемы, которые открыты для любого участника, обладают существенными ограничениями быстродействия — блокчейн биткоина дает примерно две транзакции в секунду и это свойство сети, которое нельзя побороть. К сожалению, для большинства бизнес-задач такая скорость не подходит.

Публичный блокчейн, например, сеть биткоина, ограничен по скорости, и это свойство сети, которое нельзя побороть

Во-вторых, в рамках системы должно быть юридическое лицо, которое наделяет участников правом на «вход», гарантирует, что система работает и минимизирует юридические риски. Если мы выкладываем информацию в открытую сеть, никто не может гарантировать ее безопасность. К кому идти, если сеть атакуют и ничего не работает? С кем подписывать договор? Какие аргументы приводить в суде в случае конфликта?

На текущий момент стоимость такой «остановки» оценивается в сотни миллионов долларов и это реальная опасность

Например, блокчейн биткоина может быть приостановлен, но не может быть уничтожен. На текущий момент стоимость такой «остановки» оценивается в сотни миллионов долларов, и это реальная опасность, которую обсуждают участники этой сети. Если у кого-то есть такие средства, он в теории может на некоторое время остановить работу сети, отправив большое количество транзакций в систему. Понятно, что рано или поздно сеть заработает снова, но в случае с биткоином нет никакого администратора, который бы гарантировал восстановление ее работы и закрыл доступ к сети для злоумышленников.

— Есть ли предпосылки для возникновения отраслевого стандарта для распределенных реестров?

— Мы активно участвуем в проекте Hyper Ledger (The Linux Foundation) и международной рабочей группе PostTrade, обсуждаем совместно с коллегами из Банка России результаты нашей работы и возможные перспективы, участвуем в мероприятиях по всему миру, касающихся проблематики блокчейн в финансовых институтах. Но пока нет ни мировых, ни российских стандартов — технология слишком молода. Желания делать «блокчейн блокчейнов» или изобретать велосипед у нас нет. Мы фокусируемся на изучении технологии, на понимании того, какие преимущества она может принести участникам рынка, и конкретных экспериментах.

Нет устоявшихся договорных отношений и уровня SLA для блокчейна

Но это не значит, что стандарта не будет. Когда строились железные дороги, в течение первых ста лет после изобретения рельса людей не беспокоили стандарты — вагоны толкали недалеко, руками или с помощью животных. Только появление парового двигателя на рельсах — локомотива привело к появлению первых отраслевых стандартов из-за появления возможности доехать по рельсам до другой железной дороги. В распределенных реестрах мы пока видим аналогичную ситуацию — сами рельсы уже изобретены, двигатель тоже есть. Осталось дождаться стандартов. На текущий момент нет опыта «боевой» эксплуатации распределенных реестров, нет возможности позвонить в службу поддержки и сказать: «У нас упала система, помогите». Нет устоявшихся договорных отношений и уровня SLA для блокчейна. Когда появятся реально работающие решения, можно будет говорить о появлении локомотивов или, как следствие, о стандартизации.

Анонс:

19 апреля 2016 года состоится первый в России форум «Блокчейн и открытые платформы — 2016 ». Организатор мероприятия — портал Bankir.Ru, модератор — главный редактор Антон Арнаутов.

Татьяна Ковлягина , Банкир.Ру