Все
разделы

Публикации

Кассовые аппараты — теперь и для безналичных расчетов

В Госдуму поступил законопроект об изменениях в закон №54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники…» Всем известно и широко обсуждается основное новшество, вводимое законопроектом,— онлайн-передача кассовых чеков в ФНС. А другие важные изменения, вводимые этим же законопроектом, пока незаметны. Например, планируемое серьезное расширение применения контрольно-кассовой техники в безналичных расчетах.

31 декабря прошедшего года правительством РФ был внесен и 9 января уже текущего года поступил в Госдуму проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон 54-ФЗ „О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт”, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Почти трехлетний процесс по внесению изменений в кассовые технологии, начавшийся с появления в марте 2013 года первой версии законопроекта, переходит на новый этап. С весны 2013 года законопроект претерпел значительные изменения. В апреле 2015 года на сайте правительственной информации появилась вторая, значительно переработанная и расширенная версия законопроекта; а в Госдуму внесена уже третья, несколько отличающаяся от второй, версия. Интересно, что версия от апреля 2015 получила от Минэкономразвития отрицательное заключение об оценке регулирующего воздействия, но в поступившей в Госдуму версии большинство отмеченных Минэкономразвития проблем не устранено.

Последнее время активно обсуждается основная, лежащая на поверхности идея законопроекта: переход к новой технологии фискализации — онлайн

Последнее время активно обсуждается основная, лежащая на поверхности идея законопроекта: переход к новой технологии фискализации — онлайн. Кстати, уже не совсем верно говорить о полном переходе от старой технологии к новой. Этому была посвящена первая, 2013 года, версия законопроекта, также в рамках такого подхода проходил эксперимент ФНС, стартовавший в августе 2014-го на сайте правительственной информации. В текущей же версии говорится уже не об отказе от старой системы с фискальной памятью (накопителем) в пользу новой «облачной фискализации», а о внедрении онлайн-системы в дополнение к фискальной памяти (накопителю). Но для участников рынка безналичных расчетов это, как мне кажется, не столь важно. В конце концов, если бы со вступлением в силу данного законопроекта наличный денежный оборот несколько усложнился и подорожал, это могло бы даже положительно сказаться на ускорении миграции с наличных расчетов на безналичные. Но, к сожалению, одновременно планируется и усложнение и (или) удорожание безналичных расчетов — об этом ниже.

Также некоторые эксперты уже отметили планируемое законопроектом расширение применения кассовой техники на предпринимателей, использующих патентную систему. На фоне заявлений о необходимости поддержки малого бизнеса такое действие кажется несколько странным, а цель такого расширения неясна. Кроме того, обращает на себя внимание заложенная в законопроекте фактическая отмена бланков строгой отчетности — хотя такой термин оставлен, законопроектом предписывается использовать для их формирования кассовую технику. Бланки строгой отчетности сейчас применяют представители как малого бизнеса, так и крупного. Например, БСО по форме А-7 используется страховыми компаниями; вероятно, после вступления в силу законопроекта им придется оснастить кассовой техникой каждого страхового агента. Хотя в другом пункте разрешено «не применять контрольно-кассовую технику при условии выдачи бланка строгой отчетности, выполненного вручную на бумажном носителе» — тут законопроект противоречит сам себе.

Еще одно вытекающее из законопроекта странное и проблемное изменение, которое и хотелось бы детально рассмотреть в рамках данной статьи,— планируемое распространение обязанности применять кассовую технику практически на все безналичные расчеты.

В действующей версии 54-ФЗ к наличным денежным расчетам «приравнен» только один из видов безналичных расчетов — расчеты с использованием платежных карт

Напомню, что в действующей версии 54-ФЗ к наличным денежным расчетам «приравнен» только один из видов безналичных расчетов — расчеты с использованием платежных карт. Бессмысленность этой нормы уже неоднократно обсуждалась экспертами. Очевидна необходимость кассовой техники для государства при расчетах наличными денежными средствами — поставить под контроль неконтролируемые наличные расчеты, исключить неучтенную, не подконтрольную для налогообложения «черную» наличность. Кассовый аппарат — единственная точка фиксации расчетов наличными средствами. В пояснительной записке, поступившей в Госдуму вместе с законопроектом, также указано, что он призван еще больше «сократить объем „теневого” оборота наличных денежных средств». С безналичными платежами такой проблемы нет — они, в силу особенностей осуществления, производятся с обязательным участием кредитных организаций, в обязательном порядке отражающих платежные операции, осуществляемые клиентом. Безналичный платеж фиксируется как минимум в двух точках — банке получателя и банке отправителя; при использовании платежной карты появляется еще и третья точка — международные платежные системы и (или) НСПК. Наличие еще и дополнительной точки фиксации платежа излишне с точки зрения администрирования, а для предпринимателей приводит к необоснованным избыточным расходам, тормозит развитие безналичных расчетов.

В прошлом году различные профессиональные объединения и ассоциации предлагали исключить упоминание платежных карт из 54-ФЗ. В феврале на Красноярском экономическом форуме прошла сессия, посвященная повышению доли безналичных платежей, организатором которой выступила ассоциация «Национальный платежный совет». Лидеры платежного рынка обсудили меры, необходимые для качественного изменения ситуации в области безналичных расчетов, подготовили резолюцию, в которую, в частности, вошло предложение по исключению из 54-ФЗ расчетов с использованием платежных карт. В дальнейшем это предложение было включено в дорожную карту «Национальная платежная инициатива», разработанную под руководством ассоциации «Национальный платежный совет». В апреле на заседании Государственного совета по вопросам развития малого и среднего бизнеса от «Опоры России» и «Деловой России» поступило предложение внести изменения в 54-ФЗ в части расчетов картами. Это предложение вошло, по итогам Госсовета, в список поручений президента РФ правительству и Агентству стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ). Летом АСИ направило в Минфин предложение по исключению платежных карт из 54-ФЗ. В декабре на форуме «Интернет-экономика» участники круглых столов «Интернет + торговля» и «Интернет + финансы» в очередной раз формулировали предложения по исключению платежных карт из 54-ФЗ. 

Теперь для целей применения кассовой техники к наличным планируется приравнять почти все безналичные платежи

Авторы направленного в Госдуму законопроекта ответили на все эти предложения весьма неожиданно. Вместо исключения из 54-ФЗ платежных карт как одного из видов безналичных расчетов теперь для целей применения кассовой техники к наличным планируется приравнять почти все безналичные платежи, кроме перечислений с помощью бумажных платежных поручений. Замечание Минэкономразвития о необоснованности такого расширения, данное еще ко второй версии законопроекта, в версии, направленной в Госдуму, не учтено. Минэкономразвития в своей отрицательной оценке регулирующего воздействия отмечало, что «действующее законодательство Российской Федерации позволяет в полной мере обеспечить учет поступлений денежных средств в форме безналичных расчетов без введения дополнительных требований по использованию контрольно-кассовой техники при осуществлении безналичных расчетов».

В поступившем в Госдуму законопроекте указано, что кассовая техника должна применяться как при расчетах наличными, так и при расчетах электронными средствами платежа. Термин «электронные средства платежа» определен в 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Согласно статье 3 этого закона, «электронное средство платежа — средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств». Приходя в отделение банка с бумажным платежным поручением, клиент банка не использует информационно-коммуникационные технологии и технические устройства для платежа, а во всех остальных случаях — клиент-банк, мобильный банк, платежная карта — используются ЭСП. При этом сама платежная карта не является ЭСП, она, согласно 161-ФЗ, «электронный носитель информации», используемый с электронным средством платежа. Также электронные средства платежа упоминаются в статье 847 Гражданского кодекса как альтернативный приносимому в банк платежному поручению способ распоряжения своими средствами в банке: «1. Права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета… 3. Договором может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи (пункт 2 статьи 160), кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом».

Очевидно, что бороться с «черным» налом, усложняя безналичные платежи, невозможно

Зачем авторы законопроекта расширяют сферу применения кассовой техники на безналичные платежи, в пояснительной записке к поступившему в Госдуму законопроекту не указано. Как я уже отметил, в записке целью законопроекта определена борьба с «теневым» оборотом наличных денежных средств. Очевидно, что бороться с «черным» налом, усложняя безналичные платежи, невозможно; скорее так можно достигнуть противоположной цели.

Также в пояснительной записке говорится о создании условий «для повышения уровня защищенности прав потребителей товаров и услуг» и упрощении возможности «реализации права на удовлетворение своих требований в соответствии с законодательством о защите прав потребителей». Непонятно, как с этой целью коррелирует направленный в Госдуму законопроект и, в частности, распространение кассовой техники на безналичные платежи. Дело в том, что согласно закону «О защите прав потребителей»: «Отсутствие у потребителя кассового чека… не является основанием для отказа в удовлетворении его требований». Более того, даже если у потребителя нет никаких подтверждающих оплату документов, закон дает ему возможность «ссылаться на свидетельские показания». Но в случае безналичных платежей в них нет необходимости — документ из банка наилучшим образом подтверждает факт оплаты. Не спорю, что уровень защищенности потребителей в некоторых сегментах экономики у нас находится на низком уровне, но отсутствие (наличие) кассовых чеков к этому не имеет отношения. На круглом столе «Интернет + финансы» недавнего форума «Интернет-экономика» с представителем Роспотребнадзора обсуждались в качестве примера таких секторов два случая серьезного нарушения прав потребителей, которыми Роспотребнадзор пытался заниматься в прошлом году,— ни в одном из них не было проблем с подтверждением осуществленных потребителями платежей, а были проблемы с неспособностью Роспотребнадзора и Федеральной службы судебных приставов помочь пострадавшим потребителям вернуть эти доказанные платежи. Однако причины такой слабости Роспотребнадзора и ФССП — тема для отдельной статьи, абсолютно не связанной с 54-ФЗ.

Есть те, кто ставит знак равенства между «электронными средствами платежа» и «электронными денежными средствами»

Не ясно, почему авторы законопроекта заинтересовались фискализацией безналичных платежей, осуществленных современным способом — с помощью электронных средств платежа, а для архаичных бумажных платежных поручений кассовую технику вводить не предлагают. Возможно, данный казус случился в силу имеющейся до сих пор путаницы с терминами, введенными 161-ФЗ. Пытаясь разобраться, что же именно планируется фискализировать направленным в Госдуму законопроектом и зачем применен термин «электронные средства платежа», я столкнулся с тем, что даже профессиональные участники банковского рынка по-разному понимают значение этого термина. Некоторые считают, что возможна эмиссия «электронных средств платежа». Хотя эмиссия «средств и (или) способов» звучит как-то странно. Есть те, кто ставит знак равенства между «электронными средствами платежа» и «электронными денежными средствами» или предполагает, что электронные средства платежа — это инструмент управления только электронными денежными средствами. Хотя в 161-ФЗ дано отдельное, не похожее на ЭСП, определение для электронных денежных средств: «денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа». Как видно из определений, ЭСП — это способ управления любыми безналичными денежными средствами, а ЭДС — это только те безналичные денежные средства, которые учитываются без открытия банковского счета. Таким образом, ЭСП можно использовать как для управления деньгами на банковском счете, так и для управления ЭДС.

Возможно, авторы законопроекта были далеки от сферы безналичных расчетов и терминологии 161-ФЗ и, пытаясь для каких-то целей расширить применение кассовой техники, использовали неудачный термин. А может быть, действительно стремились подвести под кассовую технику только те безналичные платежи, которые осуществляются плательщиками современными, инновационными средствами с использованием информационно-коммуникационных технологий и технических устройств. Отсутствие обоснования в пояснительной записке к законопроекту и (или) каких-либо иных разъяснений от авторов законопроекта не дает возможности точно ответить на этот вопрос.

При определенной трактовке можно было бы считать, что данный пункт полностью аннулирует обязанность фискализировать безналичные платежи

При этом законопроект предлагает интересное исключение из вводимого правила по фискализации безналичных расчетов: «Контрольно-кассовая техника не применяется при осуществлении расчетов без использования наличных средств платежа между организациями и (или) индивидуальными предпринимателями, при которых покупателем (клиентом) не предъявляется электронное средство платежа, в том числе платежная карта». Разъяснений, кому и как нужно предъявлять или не предъявлять электронное средство платежа, нет. При определенной трактовке можно было бы считать, что данный пункт полностью аннулирует обязанность фискализировать безналичные платежи. Ведь предъявить «средство и (или) способ» не так просто — это же некая совокупность, аппаратно-программный комплекс, а на руках у плательщика может быть (или не быть) лишь часть его в виде электронного носителя информации.

Рассмотрим вариант с оплатой платежной картой в торговой точке. Как мне кажется, средством (способом), позволяющим перевести денежные средства, тут является совокупность из POS-терминала, процессинга банка-эквайера, международной платежной системы и (или) НСПК и банка-эмитента, а также сама платежная карта как электронный носитель информации. Очевидно, что предъявить кому-либо процессинги банков и платежных систем покупатель не сможет. POS-терминал покупатель тоже не «предъявляет», а использует находящийся у продавца. Остается платежная карта. Является ли только ее «предъявление», без других составляющих ЭСП, достаточным условием, обязывающим продавца сформировать кассовый чек? По мнению авторов законопроекта, вероятно да, тем более из данного пункта законопроекта видно, что авторы ставят знак равенства между ЭСП и картой: «электронное средство платежа, в том числе платежная карта» (хотя, согласно 161-ФЗ, корректнее было бы «электронных носителей информации, в том числе платежных карт»). Остается разобраться с «предъявлением». 

Будет ли считаться помахивание кошельком, рукой (с часами или без) или смартфоном «предъявлением ЭСП, в том числе банковской карты»?

В случае расчетов картой по магнитной полосе и подписи действительно карту придется «предъявить», показать — продавец должен сверить поставленную на слипе подпись с подписью на обратной стороне карты. Иная ситуация с расчетами чиповыми картами и подтверждением пин-кодом: в этом случае продавцу ничего на карте смотреть не нужно, а давать ему такую возможность даже вредно с точки зрения безопасности карточных платежей. Более того, все чаще можно встретить в торговых сетях POS-терминалы, исключающие даже возможность передачи чиповой карты кассиру: пин-пад с разъемом для карты повернут к покупателю и отдален от кассира — покупатель сам вставляет карту, вводит пин-код, забирает карту. В данном случае карта кому-то «предъявляется»? Точно не кассиру продавца. Возможно, она «предъявляется» POS-терминалу, который может принадлежать как продавцу, так и обслуживающему его банку-эквайеру, передавшему терминал в пользование продавцу. А еще есть бесконтактные карты, расплачиваясь которыми некоторые покупатели даже не вынимают их из кошелька. Также такие бесконтактные карты могут быть внутри часов, брелоков, а один умелец вживил чип от карты под кожу в руку (правда, это была карта «Тройка», но ведь завтра кто-нибудь и обычную банковскую карту вживит). А еще есть карты, «привязанные» к смартфону, с оплатой через NFC или QR. Будет ли считаться помахивание кошельком, рукой (с часами или без) или смартфоном «предъявлением ЭСП, в том числе банковской карты»? Где в данном примере граница предъявления и непредъявления ЭСП? Опасаюсь, что это будет зависеть от субъективных оценок налоговых инспекторов на местах.

Другой вариант — оплата через клиент-банк или оплата картой на интернет-сайте продавца. С одной стороны, тут вроде все просто: покупатель сидит перед своим компьютером и никому ничего не предъявляет, а только вводит логины, пароли, номера карт, CVV2/CVC2, коды 3DS. С другой стороны, для входа в клиент-банк одного из своих банков я использую генератор паролей — выданное мне банком маленькое устройство, в которое вставляю свою чиповую карту и ввожу пин-код. Вспоминаем приведенный выше пример, где покупатель вставляет свою карту в выданный банком продавцу POS-терминал и вводит пин-код. Есть разница? Или в обоих вариантах нет предъявления ЭСП (платежной карты), или наоборот — оба варианта отягощены предъявлением ЭСП (платежной карты), и продавец обязан сформировать кассовый чек. А еще у одной организации есть идея повысить защищенность оплаты на интернет-сайтах через использование полученного от банка персонального устройства плательщика, в которое будет вставляться карта вместо ввода ее номера на сайте продавца. Если идея будет реализована, появится ли в этом случае «предъявление ЭСП (платежной карты)»?

Любопытно, как продавцы софта в интернете будут исполнять требование печатать кассовые чеки и передавать их покупателю

Может быть, я преувеличиваю масштабы запутанности ситуации в случае вступления в силу данного законопроекта, а термином «предъявление ЭСП (карты)» просто разделены платежи в офлайне и онлайне: платеж в торговой точке требует кассового чека, а платеж в интернете не требует? Но нет, платежам в интернете посвящена отдельная статья законопроекта: «Организации и индивидуальные предприниматели при осуществлении расчетов в информационно-телекоммуникационной сети „Интернет”, за исключением расчетов, осуществляемых с использованием наличных средств платежа, обязаны обеспечить передачу покупателю (клиенту) кассового чека (бланка строгой отчетности) в электронной форме… По требованию покупателя (клиента) организации и индивидуальные предприниматели при осуществлении расчетов в информационно-телекоммуникационной сети „Интернет” обязаны отпечатать кассовый чек (бланк строгой отчетности) на бумажном носителе с применением контрольно-кассовой техники и передать (направить) кассовый чек (бланк строгой отчетности) покупателю (клиенту)», а для формирования чека (БСО) в электронной форме законопроект предписывает применять кассовую технику. Таким образом, версия, что «непредъявление ЭСП» — это про разрешение не применять кассовую технику и не формировать кассовый чек при расчетах в интернете, не работает. Кстати, интересно увидеть пример «расчетов в сети „Интернет”… осуществляемых с использованием наличных средств платежа». А еще любопытно, как продавцы софта в интернете будут исполнять требование печатать кассовые чеки и передавать их покупателю: наймут курьеров для доставки чеков (софт же доставлять не нужно, он скачивается в момент продажи на сайте) и повысят на эти расходы стоимость софта?

Опасаюсь, что в случае принятия Госдумой, одобрения Советом Федерации и подписания президентом страны законопроекта в текущей редакции предприниматели, использующие безналичные расчеты с покупателями, окажутся в затруднительном положении. Им предстоит проходить квест, в рамках которого необходимо будет определять по каждому поступившему безналичному платежу, использовал ли плательщик какое-либо электронное средство платежа и предъявлял ли он это ЭСП. Награда или потеря в таком квесте будет высока — рассматриваемым законопроектом предлагается также внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях, повысив штраф за неприменение кассовой техники до 75–100% от суммы поступивших предпринимателю от плательщика средств.

При этом успешного прохождения указанных двух шагов квеста будет недостаточно. Законопроектом установлено, что «предприниматели обязаны сформировать в момент расчета кассовый чек (бланк строгой отчетности) в электронной форме и направить фискальные данные, содержащиеся в кассовом чеке (бланке строгой отчетности), в налоговые органы через оператора фискальных данных», а что является «моментом расчета» для безналичных платежей с использованием ЭСП, не указано. На первый взгляд есть четыре временных точки: 

  • момент передачи плательщиком в банк распоряжения на перевод,
  • момент списания денежных средств со счета плательщика,
  • момент перевода денежных средств (до трех дней согласно 161-ФЗ),
  • момент зачисления денежных средств на счет получателя.

Не известно, какой из моментов нужно считать «моментом расчета», но с большой вероятностью предприниматели, получающие безналичные денежные средства, будут пропускать все четыре. Как известно, на практике предприниматели отслеживают поступления на свои счета не в постоянном онлайн-режиме, а раз в сутки, заходя по утрам в клиент-банк и проверяя, какие платежи поступили за прошедший день; соответственно, по всем этим пришедшим вчера платежам нарушение уже свершится.

Николай Жмуренко