Все
разделы

Публикации

Российские капиталы бегут от «налога на ум»

Резкий рост валютных курсов в 2014 и 2015 годах породил множество проблем для российской экономики, о которых написаны сотни экспертных материалов. Однако существует еще одна скрытая угроза, которую таит Налоговый кодекс РФ. Речь идет о статье 250, которая в самом ближайшем будущем станет одной из самых весомых причин оттока капитала из страны.

Налог на воздух

Не секрет, что российские бизнесмены привыкли хранить ликвидные денежные средства в долларах или евро, охраняя таким образом свою ликвидность от валютных рисков. За два года такие активы удвоили свою стоимость в рублевой оценке. Казалось бы, эта разумная мера предосторожности помогла рачительным предпринимателям защититься от резкого ослабления рубля — но не все так просто.

Доход, полученный от курсовой разницы, считается внереализационным доходом и подлежит налогообложению — даже в том случае, если валюта не продана.

Проблема в том, что согласно статье 250 Налогового кодекса РФ доход, полученный от курсовой разницы, считается внереализационным доходом и подлежит налогообложению — даже в том случае, если валюта не продана. Кодекс четко определяет: «Положительной курсовой разницей в целях настоящей главы признается курсовая разница, возникающая при дооценке имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований, стоимость которых выражена в иностранной валюте…»

Рассмотрим, как это работает на практике. Возьмем для примера бизнес, имеющий в том числе ликвидные денежные средства в объеме $10 млн. В июле 2014 года бухгалтерская оценка этих активов составляла 330 млн руб., а в сентябре 2015 года — уже 650 млн руб. С точки зрения НК РФ разница (320 млн руб.) является внереализационным доходом, полученным от переоценки валютных ценностей, и увеличивает базу по налогу на прибыль. Несложно подсчитать, что при текущей ставке 20% сумма переплаты составит 64 млн руб., почти $1 млн.

С точки зрения реального рачительного бизнесмена эта сумма является налогообложением его ликвидности в размере 10% на все средства, хранящиеся на счетах в российских банках. Между собой предприниматели называют это явление «налогом на воздух» или «налогом на ум».

Бизнес ищет способы легальной оптимизации

В условиях, когда государство облагает компании дополнительным налогом в сложной экономической ситуации, предприниматели ищут способы легальной налоговой оптимизации. Самый простой из них — хранение ликвидности в аффилированной офшорной компании на любой территории, где нет налогообложения на переоценку валюты (например, на Виргинских островах, острове Гернси, в Панаме или в штате Делавэр). Соответственно, деньги уходят в зарубежные банки, находящиеся на территории США, Великобритании, Европы, Сингапура и других стран.

С юридической точки зрения оформляется это очень просто. Бизнесмен из нашего примера заключает от имени своей российской компании (допустим, «Победа») договор с офшорной компанией (назовем ее Victory) на заем в рублях по минимально возможной ставке. Затем он перечисляет рубли через открытый в России дочерний банк своей иностранной компании. За рубежом предприниматель конвертирует рубли в доллары и хранит их на протяжении любого времени. Когда в России ему нужны деньги, «просит» вернуть часть займа в рублях. Валютная переоценка остается за рубежом навсегда или потом приходит в Россию уже в качестве займа, на который из России потом будут уплачиваться проценты, уменьшая налогооблагаемую базу российского предприятия «Победа».

К чему это приводит

Сегодня все больше крупных бизнесменов практикуют подобные схемы. Последствия для экономики России пока сложно оценить, но можно смело утверждать, что они будут колоссальны, и не ограничатся невыполнением требования президента России о возвращении денежных активов в страну. Вот чего можно ожидать уже к концу 2016 года.

1. Отток средств из России составит триллионы рублей.

2. Средства на счетах в зарубежных банках всегда могут быть заморожены по требованию спецслужб соответствующих стран. Это дает иностранным спецслужбам дополнительные рычаги воздействия на российский бизнес.

3. Российская банковская система, и без того находящаяся в сложном положении, испытает мощный кризис ликвидности, который, в свою очередь, повлечет целый ряд проблем:

  • «Зависание» в банках соответствующей суммы вкладов вкладчиков-физлиц, которую придется компенсировать федеральному бюджету через Агентство по страхованию вкладов.
  • Масштабные требования банков о возврате кредитов, выданных экономике. В такой ситуации можно ожидать, во-первых, снижения прибыли предприятий и сумму дохода бюджета по статье «Налог на прибыль». Во-вторых, резкого упадет объем оборотных средств в сегменте дистрибуции товаров, что приведет к коллапсу этой отрасли и, как следствие, снижению ВВП минимум на 10–15%.

Как избежать потерь?

Решение у этой проблемы может быть только одно — внесение поправок в Налоговый кодекс РФ. Разумеется, налог на прибыль должен возникать в случае продажи валюты. Однако пока государство взимает налог с прибыли, которая существует только на бумаге, бизнес не перестанет уводить ликвидные активы за рубеж. А значит, и системное восстановление экономики не начнется.

Екатерина Черных