Все
разделы

Публикации

Четыре причины, почему ФРС должна поднять процентные ставки в сентябре

Многие инвесторы мечтают о четвертом раунде количественного смягчения или хотя бы о том, чтобы ФРС отложила первое повышение до 2016 года. Это был бы довольно смелый поступок.

Три последних цикла ужесточения денежно-кредитной политики ФРС США:

•          1994–1995 г. За этот период базовая процентная ставка ФРС увеличилась на 300 базисных пунктов, до 6%.

•          1999–2000 г. Базовая процентная ставка ФРС увеличилась с 4,75% до 6,5%.

•          2004–2006 г. В июне 2004-го ФРС начала цикл ужесточения денежно-кредитной политики, в ходе которого ключевая ставка должна была повыситься с 1% до 5,25%. В течение месяца после первого повышения индекс доллара вырос на 2,29%, а золото потеряло в цене 3,35%.

Для сохранения существующей ставки приводятся два аргумента:

Положение американской экономики недостаточно устойчивое для повышения ставок

Нельзя не согласиться с тем, что американская экономика так и не вернулась к тому состоянию, в котором она была до 2007 года. Требования наемных работников о повышении заработной платы, снижение экономически активной доли населения на 440 базисных пунктов по сравнению с докризисными временами и более низкие темпы экономического роста, чем в предыдущие циклы восстановления, когда экономика США была способна показывать 4-процентный и даже 5-процентный рост,— все эти признаки подтверждают тот факт, что экономическое развитие замедлилось и экономика стала более уязвимой.

Судя по уменьшившемуся потенциалу роста ВВП (2% на период 2015–2025 г. по сравнению с 3% в период 2000–2007 г.), в США начинается фаза стагнации экономики. И это не только последствия утраченных производственных возможностей в результате экономического кризиса 2007 года. Это общемировой феномен. Он отражает такие тенденции, как старение населения, снижение производительности и структурные изменения, которые формируют новый экономический ландшафт («уберизация», или установление прямого контакта между заказчиком и потребителем через мобильные приложения, рынка труда; автоматизация отраслей; повсеместные, но не прорывные инновации). Денежно-кредитная политика способна справиться с этой ситуацией. Она достигла своих пределов, и пришло время, когда ведущая роль должна быть отведена бюджетной политике.

Ужесточение денежно-кредитной политики несет риск нового спада в странах с развивающейся экономикой

Избежать этого не получится. Все четыре цикла ужесточения денежно-кредитной политики за последние четыре десятилетия заканчивались кризисом для развивающихся рынков. Со времен кризиса 2007 года долларовый долг развивающихся стран резко увеличился по причине постоянного продления сроков погашения кредитов. В 2014 году их задолженность на ближайшие 10 лет составляла $100 млрд. Бездействие ФРС не способствует процессу сокращения доли заемных средств в капитале, который до сих пор так и не начался. Окончание этого долгового цикла немыслимо без банкротств и еще одного финансового кризиса.

Среди наиболее уязвимых стран есть те, которым не удалось уменьшить свою зависимость от нефти за последнее десятилетие, когда цены на нее резко возросли. Вслед за Казахстаном, который отказался от привязки к доллару и девальвировал национальную валюту на 20%, могут пойти многие другие страны, в частности в Африке, в Малой Азии или на Аравийском полуострове, что приведет к еще большей волатильности на валютном рынке.

Тем не менее, неудачи одних стран (ЮАР, Бразилии, Китая, Турции) не должны затмевать успех или потенциал других (в первую очередь Колумбии, Индии, Перу, Филиппин или даже Польши). Страны, которые за эти несколько лет провели необходимые структурные реформы, с большей вероятностью адаптируются к повышению ставки ФРС, которое, скорее всего, будет происходить более последовательно, чем в предыдущий цикл, начавшийся в 2004 году.

Однако вероятность увеличения процентной ставки в сентябре выше, чем в целом считали участники рынка. Идеально подходящего момента для ужесточения условий политики не будет никогда, но есть некоторые аргументы в пользу того, что ФРС может приступить к повышению в этом месяце, если захочет. Мы можем привести четыре таких аргумента.

Строго говоря, ФРС может выполнить оба своих обязательства

При уровне безработицы 5,1% американская экономика очень близка к состоянию полной занятости. Подъем продолжается седьмой год подряд. Текущий период роста уже на 16 месяцев превышает средний цикл роста с 1945 года. По инфляции ФРС также почти достигла своей цели, учитывая, что инфляция без учета цен на нефть и энергию равна 1,8%, что почти соответствует целевому значению 2%. Принимая во внимание эволюцию барреля, инфляция существенно понизилась, но близкие к дефляции условия — это внешний фактор, на который Центральный банк практически не влияет и который не может быть единственным определяющим элементом стратегии Америки в области денежно-кредитной политики.

ФРС четко осознает риск создания спекулятивных пузырей

Несмотря на то что официально ФРС не обязана предотвращать появление спекулятивных пузырей, финансиализация экономики делает эту проблему насущной. Еще в начале прошлого столетия в экономической литературе подчеркивалась необходимость при расчете центральными банками фактической инфляции включать цены финансовых активов и недвижимости для получения более полной картины. Недавние спекулятивные пузыри на рынках акций или недвижимости, образовавшиеся в некоторых промышленно развитых странах, подтверждают эту необходимость. В Соединенных Штатах снова наблюдаются излишества, которые привели к кризису в 2007 году. Во многих случаях цены акций не соотносятся с балансами компаний, и первичные покупатели снова могут взять кредит на сумму, равную 97% стоимости покупаемого ими имущества. Возвращение к более традиционной денежно-кредитной политике несет с собой очевидные риски, но самым первым плюсом станет восстановление «реальной» стоимости денег.

Условия кредитования надолго останутся гибкими

Координирование основными центральными банками различных вопросов своих денежно-кредитных политик — это что-то из области фантазий, но в определенной форме сотрудничество между ними существует. Вспомним, как в январе прошлого года Национальный банк Швейцарии отказался от трехлетнего ограничения курса швейцарского франка, а спустя всего несколько дней ЕЦБ объявил о начале количественного смягчения. Если в сентябре ФРС поднимет процентные ставки, по всему миру «заработает печатная машина». Но ужесточение монетарной политики в Америке будет проходить постепенно. Кроме того, ЕЦБ не должен повысить ставки раньше конца 2016 года. Банк Японии сейчас вовлечен в аналогичный процесс, который вряд ли завершится в ближайшее время.

Доверие к ФРС зависит от нее самой

Повышение процентной ставки в сентябре прогнозируется уже много месяцев, в результате чего начиная с весны идет процесс перепрофилирования портфелей в пользу долларовых активов. Если ФРС сделает шаг назад, то доверие к банку и к его стратегии будущего развития, решительно заявленной в 2008 году, ослабнет, и это укрепит участников рынка во мнении, что решения ЦБ зависят от меняющейся рыночной ситуации.

С тех пор как в начале 2015 года было принято решение в отношении швейцарского франка, доверие к центральным банкам сильно пошатнулось. Если ФРС отложит повышение процентной ставки, то это ухудшит понимание позиции американского ЦБ. Если же ему придется сохранить статус-кво в этом месяце, предположительно из-за ситуации в Китае, то сложно представить, как повышение ставки может подождать до конца года. У ФРС быстро иссякнут весомые аргументы в оправдание изменения своей стратегии.

Кристофер Дембик