Все
разделы

Публикации

Региональные банки обречены

Отзыв лицензии у банка «Смолевич», последнего регионального банка в Смоленской области, указывает на две фундаментальные проблемы российской банковской системы.

Первая состоит в том, что банки лишены доступа к дешевому и длинному фондированию. Сегодня у небольших банков, по сути, остался единственный источник ликвидности — вклады населения. При этом региональные игроки, чтобы привлечь вкладчиков, должны предложить им максимальную доходность по депозитам. Следовательно, и кредиты они выдают по высокой ставке. Как объясняют в ЦБ, отзыв лицензии —результат высокорискованной политики данного банка. Но какую еще политику такие банки могут вести в этих условиях?

Банк «Смолевич» был обречен. Как обречены — в текущих условиях — и многие другие региональные банки.

Cитуацию можно было бы сгладить, если бы региональные банки могли привлекать средства юрлиц

Эту ситуацию можно было бы сгладить, если бы региональные банки могли привлекать средства юрлиц, что считается относительно дешевым фондированием. Однако наша система страхования вкладов эти деньги не защищает, поэтому компании предпочитают открывать счета в крупных государственных банках. В США под защиту попадают средства домохозяйства, под которым подразумевается и семья, и компания, разве что крупные корпорации живут по другим правилам. А всем остальным государство гарантирует защиту их вложений на сумму до $250 тыс. Для сравнения: у нас страховая сумма — $20 300 по нынешнему курсу.

Возможность включения счетов юрлиц в систему страхования вкладов обсуждалась в деловом сообществе, но Банк России занял жесткую позицию по этому вопросу. Единственный компромисс с его стороны — это страхование средств индивидуальных предпринимателей с марта прошлого года.

К сожалению, нынешние действия ЦБ оставляют мало надежд для региональных банков. Мы видим, что он нацелен на ужесточение размещения средств государственных предприятий и бюджета в частных банках. Это только усугубит ситуацию, замкнет порочный круг: банки будут привлекать средства населения под дорогие депозиты и выдавать дорогие кредиты, а Центробанк будет отзывать у них лицензии за высокорискованную кредитную политику. Получается странная правовая ситуация: по Конституции все формы собственности равны, но на деле одни более равны, чем другие.

Вторая проблема, на которую нам указывает отзыв лицензии у банка «Смолевич», — отсутствие в стране многоуровневой банковской системы. В тех же Соединенных Штатах есть федеральные банки, работающие по всей стране. Есть банки штата, графства, города… Они различаются не только по охвату территории, но и по набору используемых инструментов. И, что особенно важно, к банкам разного уровня применяется разное регулирование. Именно дифференцированный подход регулятора позволяет небольшим местным банкам предлагать населению более высокие ставки по депозитам и более низкие — по кредитам. У нас же ЦБ предъявляет одинаковые требования и к Сбербанку, и к «Смолевичу».

Дифференцированный подход регулятора позволяет небольшим банкам предлагать населению более высокие ставки по депозитам и более низкие — по кредитам

Теперь, когда из Смоленской области ушел последний региональный банк, на его месте тут же вырастут многочисленные МФО, которые будут предлагать населению те же услуги, но в десять раз дороже. Нужно ли нам такое регулирование, которое бьет в первую очередь по потребителю? Да, в других странах тоже существуют так называемые кредитные союзы. Но в отличие от наших МФО они предлагают кредиты по ставкам, которые, как правило, ниже банковских. Таким образом, кредитные союзы и прочие микрофинансовые учреждения выполняют там социальную функцию. Российские же МФО — это, по сути, преимущественно ростовщики. Кроме того, они получили возможность совершения регулятивного арбитража, учитывая различное регулирование в банковском секторе и МФО.

Сегодня мы наблюдаем снижение количества банков, а значит, и конкуренции в банковской среде. А от снижения конкуренции всегда страдает потребитель. К сожалению, монополизация экономики — это тот тренд, который наши власти взяли еще в 1992 году. И последовательно претворяют его в жизнь: от залоговых аукционов в 1995 году до недавнего слияния «Аэрофлота» и «Трансаэро». Слияние, которое, как мы теперь знаем, произошло «по вине» самой «Трансаэро»: в своей ошибочной стратегии компания исходила из роста пассажиропотока, не угадав, что Крым внезапно станет нашим.

Банк России оказался в непростой ситуации. С одной стороны, он выстоял под давлением крупных игроков, пытавшихся объявить войну «серийным вкладчикам», которые всего-то разбивают свои накопления на части, каждая из которых не превышает размер страховой суммы, и размещает их по разным банкам, в попытке компенсировать инфляцию. С другой стороны, ухудшающаяся макроэкономическая ситуация толкает ЦБ на ужесточение регулирования, что приводит с снижению количества банков, ослаблению конкуренции и замещению банков иными институтами.
 

Читайте также:

—  Банковские отделения: миллиарды неэффективности

—  Колл-центры заставят продавать

—  Создание отделения — как бизнес-проект

Василий Солодков