Все
разделы

Публикации

Ошибка системы

Валютные ипотечные заемщики начали резать себе вены, не дождавшись закона о личном банкротстве.

В городе Ангарске Иркутской области, где я прожила много лет, молодая мать вскрыла себе вены в присутствии судебных приставов, которые пришли выселять ее из квартиры за долги по валютному ипотечному кредиту. Это – уже не статистика, не куча ключей с черными ленточками, брошенная в знак протеста на крыльцо Центробанка. Это трагедия.

Я в кои веки согласна с президентом своей страны и тоже придерживаюсь позиции, что ипотечные заемщики, бравшие кредит в валюте, не должны иметь никаких преференций от государства в большем размере, чем рублевые ипотечники. Валютный риск – это был их выбор, пусть и «подогретый» банками, которые не соглашались выдавать рублевые кредиты людям, которые не во всем соответствовали требованиям, но на ура раздавали валютную ипотеку. Я отказываюсь как налогоплательщик финансировать государственную помощь финансово безграмотным буратинам, которые плохо учат уроки кризисов. У меня нет валютных кредитов. У меня вообще кредитов нет. Это – тот самый урок, извлеченный из прошлого кризиса, поэтому мне сейчас и легко говорить.

Впрочем, тут надо говорить уже не о злых банках и невинных заемщиках. Речь идет о судебной системе. И системных ошибках, приводящих к трагедиям.

Совсем недавно валютные ипотечные заемщики ликовали: один из них выиграл суд по исковым требованиям зафиксировать свой долг по валютному кредиту из расчета 24 рубля за доллар. Прецедент? Еще какой! Только вот банк ВТБ24 не стал дожидаться, когда это решение суда вступит в законную силу, и, разумеется, обжаловал его в вышестоящей инстанции. Конечно же выиграл. По сообщению пресс-службы банка, распространенному на прошлой неделе, банк решением суда удовлетворен.
Вопрос – зачем было создавать странный прецедент в суде первой инстанции? Как-то раз мне доводилось брать интервью у старого судьи. И предметом его профессиональной гордости был факт, что ни одно решение по делам, которые он рассматривал, не было изменено вышестоящими судебными инстанциями. Он говорил, что это показатель высочайшего профессионализма. Судья, правда, был еще из времен, предшествующих тем, когда в России стало на руинах строиться правовое государство.

Несчастную мать, в отчаянии полоснувшую себе по венам, приставы выселяли из квартиры тоже по решению суда. Только, как говорится в информационных сообщениях, оно еще не вступило в законную силу, а ждет рассмотрения в апелляционной инстанции.

Приставы опять попали как кур в ощип, опять их будут полоскать во всех средствах массовой информации, особенно если нарушение процессуальных норм действительно имело место быть, а женщина не выживет в результате большой кровопотери. Публичное самосожжение девятилетней давности точно так же выселяемого из квартиры человека, по-видимому, не оставило в службе приставов никаких инструкций на подобные форс-мажоры.

Многие ипотечные заемщики, взявшие кредиты в валюте, признают, что единственным выходом для них в сложившейся ситуации может стать личное банкротство. Но для этого нужно дождаться вступления соответствующего закона в действие. Готовились с июля. Но отложили до осени, а все из-за чего? Суды не могли разобраться, кто же из них будет «обрабатывать» возникающее правовое поле! А на руках у приставов ведь отнюдь не одно судебное решение по выселению из ипотечных квартир. Сколько вен еще будет порезано до октября? Сколько заемщиков из петли вынуто?

При всем при этом я категорически против того, чтобы «простить» валютным ипотечникам их кредиты. Все по той же причине: я как валютный вкладчик не приветствую, чтобы мне, купившей доллары по 33 рубля, пересчитали их по курсу 24 рубля. Тут я – за ВТБ24, который отбил судебный мяч, залетевший на его территорию, за всю банковскую систему.

Инна Рукосуева