Все
разделы

Публикации

Бюджет трещит по швам, зарезать священную корову, тощие коты удирают, Коммунистическая партия Китая спасет рынок

Сегодня в блогах: Андрей Нечаев, Павел Самиев, Николай Кащеев, Яков Миркин, Максим Авербух, Андрей Нальгин, Игорь Николаев, Мэтт Иглесиас, Лианна Бриндед, Акин Йоделе, Боб Браун, Линнет Лопес.

Андрей Нечаев:

Опасная тактика

Министр Антон Силуанов де-факто признал, что сокращать расходы на «священных коров» – оборонку и правоохранительные органы ему не дадут, соответственно, «резать» в рамках тающего бюджета придется социальные выплаты (для начала – не индексировать в меру реальной инфляции). И, тем не менее, груз взятых на себя властью в борьбе за популярность социальных обязательств так велик, что за пару лет резервный фонд похудеет в девять раз. Также министр фактически признал, что укрепление рубля создает дискомфорт для бюджета. Но опять красной линией проходит мысль – вот подорожает снова нефть, и заживем. Опасная тактика.

http://ria.ru/economy/20150702/1109977897.html

Николай Кащеев:

Пришла беда – отворяй ворота

Уже многомесячная тенденция роста стоимости денег: кривая ОФЗ давно тихой сапой ползет наверх. Вот она, вместе с инвестициями, которые перевернуты для наглядности:

Павел Самиев:

Тощие коты на низком старте

Никогда еще банковский рынок не был таким уязвимым, таким больным и неинтересным даже собственным бенефициарам. Это опаснее, чем паника вкладчиков: хозяевам-акционерам вывести деньги проще, чем вкладчикам и клиентам.

Что было драйвером роста банковского рынка до 2014 года? С небольшой заминкой в 2009 рынок мощно рос на двух факторах: потребительское кредитование и обслуживание среднего бизнеса, чаще всего кэптивного, то есть – своего, холдингового по отношению к банкам.

В конце 2014 года модель сломалась, лафа закончилась. Потребительский спрос из-за девальвации упал, качество кредитов ухудшилось, кредитовать стало неинтересно. Применительно к среднему бизнесу ужесточились требования регулятора, увеличилось резервирование и тоже стало неинтересно.

Почему так получилось и что из этого вышло?

Можно конечно обвинить банки в какой-то неправильной политике, но конечно главные причины вне банковского рынка. Модель российского финансового рынка за 10 тучных лет сформировалась под воздействием двух противоречивых задач – сдержать инфляцию и максимально дать ресурсы крупнейшему бизнесу, в основном – экспортерам сырья и энергоносителей.

На первый взгляд есть противоречие – дешевые ресурсы бизнесу должны означать «кредитную экспансию» и «мягкую» денежно-кредитную политику. Борьба с инфляцией же у нас была монетаристской и как раз через максимальное ужесточение денежной политики. Как это совместить?

Дешевый кредит (в широком смысле) получали за рубежом – это было доступно и крупным банкам, и крупным компаниям. Денежное предложение в России было при этом очень жестко ограничено, а курс рубля долгое время фактически искусственно завышен. Но очень дешевое иностранное фондирование компенсировало потери от завышенного курса для крупного бизнеса, а население помимо умеренной инфляции был уготовлен еще один бонус – индустрия потребкредитования. Она позволила быстро и на первый взгляд безболезненно повысить и уровень жизни, и удовлетворенность ею.

А что покупали у нас на потребкредиты? В основном импортные товары. То есть эффект для российской экономики – почти нулевой.

Модель получилась прекрасной в своей ущербности: всех устраивает, но ведет к деградации.

Центр денежного предложения для российской экономики оказался за границей России; бизнес, которому не был доступен такой источник, кредитовался очень на короткие сроки и дорого, население скупало импортную технику, поддерживая иностранного производителя, банки наращивали потребкредитование удваивая объем выдач каждый год. Длинных денег не появилось, потому что не было стимулов, а бесконечная и очень креативная наша пенсионная реформа добила последних энтузиастов.

Рано или поздно это должно было закончиться. Закончилось относительно рано – мы даже приличный «пузырь» не успели надуть.

Есть расхожее мнение, что санкции не повлияли на российскую экономику и финансовый рынок, ну или повлияли минимально.

Это так и не так.

Система, описанная выше, сломалась в 2014 году, потому что она была ущербна. Но триггером конечно было резкое «отлучение» от западного финансирования крупных российских компаний и банков. Никто не был готов к тому, что спрос на кредиты, в том числе для рефинансирования текущего долга, так резко и внезапно обрушится на наш рынок. И это одна из главных причин обвала рубля в декабре.

Поэтому и фраза о том, что курс рубля после девальвации «не отражает фундаментальные факторы» тоже и верна, и не верна: сам факт столь резкого обвала стал возможен по фундаментальным причинам слабости нашей финансовой модели на фоне недостаточного инструментария у регулятора. Инструментарий, который тут же был найден (после обвала) – это обвинения спекулянтов (из серии, «вам не стыдно?») и конечно повышение ключевой ставки.

Резкое повышение ключевой ставки в ОЧЕНЬ коротком периоде (например, 1-2 недели) это конечно шоковая терапия, но может действительно охладить валютный рынок и не дать разогнаться инфляции. Резкое повышение ключевой ставки надолго уже само по себе продуцирует инфляцию (через удорожание кредитов).

Как говорится, целились в инфляцию – попали в экономику. Зато тут же радикально повысилась финансовая грамотность. Нынче спроси любого на Савеловском вокзале – все знают, что такое ключевая ставка, а то даже и про инфляционное таргетирование слышали.

Что же стало с банковским рынком? Банки сначала месяц находились в прострации. Заморозили выдачу кредитов, ставки по депозитам зашкаливали за 20%, при том, что выданные кредиты оставались под ставки гораздо ниже – это классические «процентные ножницы».

Шок прошел к весне, началось какое-то движение – жить ведь как-то надо. Но постепенно и медленно банки все глубже вползают в водоворот ухудшения качества портфеля. Это выражается не только в росте просрочки. Старые клиенты берут все больше кредитов, увеличивая свою долговую нагрузку и снижая вероятность, что смогут вернуть все. Растут пролонгации и реструктуризации кредитов – в надежде, что наступят лучшие времена и до них можно дотерпеть.

Реально это, конечно, завуалированные проблемы. Реструктуризации означают еще и снижение оборачиваемости портфелей, недополученные платежи в текущем периоде. Достаточность капитала у банков все ниже, резервов надо создавать все больше; регулирование у нас вовсе не контр-циклическое.

Расходы не падают – на банках все больше административных функций, например, фискальных. Завет риск-менеджеров «знай своего клиента» как-то незаметно трансформировался в принцип «настучи на своего клиента во все компетентные органы». Все больше банков убыточны. Все меньше банкиров довольны своим бизнесом. Все более пессимистичны банковские конференции.

В 2008 году каждый второй топ-менеджер банка обязательно в выступлении расшифровывал китайский иероглиф «кризис», делая акцент на «возможностях». Сейчас про иероглифы уже никто не рассказывает, наверно слово «кризис» не актуально, другие слова приходят в голову. Банки из витрины российского финансового рынка превратились в депрессивный рынок с доминированием госбанков и неясными перспективами частных банков. Из «жирных котов» – в «тощих котов».

Есть такой термин – «паника вкладчиков», он означает бегство держателей депозитов из банка или из системы в случае кризиса или просто на фоне негативных слухов. Видимо, российский банковский рынок на пороге «паники акционеров». Если перспективы не прояснятся, многие начнут выходить из бизнеса, а так как инвесторов на замену им особо не видно, выходить будут, скажем так, через заднюю дверь.

Банально конечно, но ведь банки – это действительно кровеносная система экономики, и ее драйвер роста. Деградация банковского рынка и потеря интереса к ним бенефициаров – это не просто печально, это страшно.

Максим Авербух:

Капитан Очевидность

История показывает что на высокий уровень жизни большинство населения может рассчитывать лишь в:

- демократиях (ЕС, США, Канада, Япония, Южная Корея и пр.)

- государствах с небольшим населением и огромным экспортом нефти (страны Персидского залива)

- государствах исключительно удачно расположенных географически, с небольшим населением и исключительно ответственной, некоррумпированной и экономически грамотной властью (Сингапур)

Население России – более 140 млн. человек. Потому для нас единственный путь к высокому уровню жизни – демократия.

Яков Миркин:

Стоит подумать о своих активах

Взбунтовавшаяся Греция – стандартная реакция, которую стоит ждать с понедельника:

а) укрепление доллара к евро;

б) рост цены на золото;

в) падение рынков европейских акций;

г) падение рубля к доллару и, представьте себе, к евро;

д) рост процента по российским облигациям, падение их рыночной цены;

е) падение курсов российских акций.

Не забывайте, пожалуйста, что на нашем рынке – прежде всего на Московской бирже – по-прежнему большую роль играют нерезиденты;

ж) план Евросоюза и МВФ для Греции таков (см. Bloombeg), что точно будет отвергнут на референдуме. Сплошные повышения налогов и урезания;

з) дальше – неизвестность. Никто сейчас не может просчитать последствия греческого дефолта и возможного выхода Греции из зоны евро. Достаточна высока вероятность того, что Греция может начать «цепную реакцию системного риска», повторение осени 2008 г., новая волна кризиса в Европе;

и) в этом случае для России – финансовые шоки из-за границы, которые мы обычно репродуцируем с удвоенным рычагом, «толчок в спину» слабеющей экономике, усиленное сжатие всего и вся;

к) на фоне всеобщей сумятицы – новая вспышка на востоке Украины.

Неожиданные сценарии – срочный кредит России Греции, который на время «притормозит» ситуацию

Андрей Нальгин:

О безвинно пострадавшем рубле

Интересно, догадывался российский президент Владимир Путин, привечая греческого премьер-министра Алекса Ципраса, что коварный грек сильно и ощутимо ударит по рублю?

Закон, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным, сработал здесь, как и во многих других случаях.

Разговоры о выходе Греции из еврозоны стали дополнительным аргументом в пользу выхода из рубля. Такой вот каламбур сложили финансовые рынки.

Примерно 5% потеряла российская валюта за последние 10 дней. И особенно резким было ее движение в понедельник, 29 июня, когда стало известно о провале переговоров между греками и кредиторами, банковских каникулах в греческой республике и приближении Grexit'а.

Конечно, в этой точке много негативных факторов сошлось. И окончание налогового периода, традиционно сопровождающееся сокращением спроса на российскую валюту. И покупки ЦБ долларов в резервы на внутреннем рынке. И небольшое удешевление нефти. И снижение фондовых рынков в Китае, возможно, сигнализирующее о вхождении Поднебесной в крупный финансовый кризис. Но сигналы из еврозоны тоже сыграли свою негативную роль.

В принципе, на все это можно было бы взирать со спокойствием удава, ибо к падкости рубля на негатив россиянами не привыкать. Кабы не сезон отпусков и поездок в Старый Свет.

Так что если у кого есть туристические планы на лето, требующие наличия евровалюты в кошельках, лучше купите ее сейчас. От греха и Grexit'а подальше. Даже если в итоге окажется, что с курсом промашка вышла, сбереженные нервные клетки дорогого сто́ят.

Spydell:

Бюджет РФ. Куда уходят деньги?

Чуда не произошло. Не получилось удержать сбалансированный бюджет РФ при рекордной за 15 лет инфляции, кризисе в экономике и обвале экспортных доходов. Дефицит федерального бюджета за последние 12 месяцев (с июня 2014 года по июнь 2015 года) достиг 2 трлн. рублей, где расходы 16 трлн. рублей, а доходы 14 трлн. рублей. Текущий дефицит сопоставим с бюджетными проблемами в 2009 году.

Доходы начали заваливаться с декабря 2014 года, расходы наоборот растут. Но кризис начался все же не в июне 2014 года, а в декабре 2014 года после крупномасштабной диверсии и применения оружия массового поражения от ЦБ РФ. Доходы за первые 5 месяцев 2015 года составили 5,36 трлн. рублей (5,88 трлн. рублей в 2014 году, минус 9%), а расходы 6,53 трлн. рублей (5,54 трлн. рублей в 2014 года, + 18%). Есть еще тревожный момент. В апреле-мае исторически всегда был профицит по федеральному бюджету, что обуславливается масштабными налоговыми выплатами. 207 млрд. рублей в 2011 году, 202 млрд. рублей в 2012 году, 253 млрд. рублей в 2013 году, и даже в 2014 году было 300 млрд. рублей профицита. В этом году 360 млрд. рублей дефицита.

Всего за первые 5 месяцев 2015 года дефицит федерального бюджета составляет почти 1,18 трлн. рублей. Согласно самым последним оперативным данным на 20 июня 2015 года дефицит составляет уже 1,32 трлн. рублей (доходы 5,81 трлн. рублей! ).

Расходы составляют 7,12 трлн. рублей!

Это очень большой дефицит. За первое полугодие в России обычно всегда профицит, исключение – кризис 2009 года, тогда был дефицит в 720 млрд. рублей, сейчас будет в два раза больше.

Годовые темпы изменения доходов опускаются к нулю, расходы растут на 14-15% в год.

2 трлн. рублей – всплеск годовых расходов в конце 2014 года обеспечивается оборонкой, соц.расходами и экстренными мерами в декабре 2014 года для спасения российских банков и компаний. Тогда на эти цели расходы составили почти 1,2 трлн. руб.

Рост расходов федерального бюджета РФ за первые 5 месяцев 2015 года полностью был обеспечен расходами на оборону (500 млрд. рублей) и социальную политику – индексация пенсий и пособий (315 млрд. рублей), плюс выросло обслуживание долга на 45 млрд. рублей.

Не считая экстренных стабилизирующих программ конца 2014 года, расходы на национальную экономику в номинальном выражении стагнируют, в реальном выражении (с учетом изменения цен) падают на 13–15%. Это же справедливо и для государственных инвестиций.

В таблице расходы федерального бюджета с января по конец мая указанного года.

Кстати, вас не должны пугать столь ничтожные расходы на образование и медицину из федерального бюджета. Все финансирование образование и медицины идет из муниципальных и региональных бюджетов + через ОМС. В структуре общих расходов на образование федеральные расходы жалкие 20–22%, а на медицину 18–21%. Федералы лишь на 100% финансируют только силовые структуры всех уровней и внешнеэкономическую деятельность.

Ситуация с бюджетом, конечно тяжелая. Что касается консолидированного бюджета, то не лучше.

Доходы 26,5 трлн. рублей за 12 месяцев (с мая 2014 года по конец апреля 2015 года), а расходы почти 29 трлн. рублей, соответственно дефицит под 2,3 трлн. рублей. Ухудшение вновь произошло с декабря 2014 года.

Финансирование дефицита целиком и полностью происходит за счет внутренних резервов и ресурсов разного калибра. Так например, дефицит федерального бюджета за 12 месяцев – 2023 млрд. рублей, из которых на внутреннем рынке было изъято 2315 млрд. рублей, а на внешнем погашено 293 млрд. рублей. Россия не то, что занимает на внешнем рынке, а даже гасит долг! Справедливости ради стоит отметить, что среди ТОП 25 стран по ВВП только Россия, Китая и Саудовская Аравия могут обходиться БЕЗ внешнего рынка капитала и полностью за счет внутренних ресурсов (+ ограничено Турция и Индонезия). Это редкое явление. США и Еврозона об этом не мечтают. То есть если их гипотетически отключить от внешнего рынка капитала, то они будут моментально уничтожены. В этом отношение положение России значительно более устойчивое.

Но с бюджетом дела плохи. Все это усугубляет несколько обстоятельств. Закрытый рынок внешнего капитала + высохший рынок внутреннего капитала на фоне нулевых темпов роста денежной массы + чрезвычайно жесткая и исключительно идиотская политика ЦБ РФ, направленная на подрыв устойчивости банков и реальной экономики + высокие ставки заимствования (преимущественно за счет политики ЦБ РФ).

Игорь Николаев:

«Цена на нефть упала, и ничего». — Ничего?

Немалому числу людей, похоже, действительно может показаться, что, несмотря на почти двукратное падение мировых цен на нефть с середины 2014 года (примерно со $110 за баррель нефти марки Urals до менее чем $60 за баррель), дела в экономике обстоят не так уж и плохо, рубль укрепился, инфляция замедлилась и т.п. В общем, «все ничего».

Давайте действительно определимся, насколько это «ничего».

В 2015 году из Резервного фонда для выполнения бюджетных обязательств будет взято около 3 трлн. рублей (всего в Фонде на начало текущего года было примерно 5 трлн. рублей). Это при том, что одновременно бюджет 2015 года был уже секвестирован (финансирование госпрограмм срезали на 10%), индексацию бюджетникам ограничили 5,5%-ми, а госслужащим, правоохранителям, некоторым другим категориям работников и вовсе решили зарплату не поднимать в текущем году.

Итак, 3 из 5 трлн. рублей Резервного фонда будет израсходовано в текущем году. В 2016 году рассчитывают, что понадобится взять из Резервного фонда уже всего около 1 трлн. рублей. Почему это вдруг в 3 раза меньше, чем в 2015 году? Потому что экономика у нас по всем официальным прогнозам должна начать расти уже в 2016 году (на 2,3%), плюс цены на нефть должны подрасти. А если не подрастут? А если экономика не перейдет к росту? А ведь так, скорее всего, и будет.

Но если так, то от Резервного фонда практически ничего не останется уже к концу 2016 года. Доказательством тому, кстати, является и более чем тревожная динамика валютных поступлений от экспорта нефти. Вот официальные данные Росстата: по итогам I квартала 2015 года от экспорта нефти поступило на текущие валютные счета организаций $13,6 млрд. США, что на 67,1%(!) меньше по сравнению с поступлениями по итогам I квартала 2014 года ($41,3 млрд.). Это при том, что экспорт нефти, по данным ФТС России, за тот же период вырос на 12,8% (в млн. тонн).

Вывод один: при триллионных тратах денег из Резервного фонда экономика уже ощущает болезненность падения цен на нефть. Говорить, что «все ничего» категорически нельзя.

На фоне такой констатации нынешнего положения приведу еще несколько небезынтересных цифр. Они, на мой взгляд, являются весомым доказательством того, что нефть, в целом энергоносители — это по-прежнему критично значимо для российской экономики.

Если в 1991–2000 годах поступления от экспорта нефти, газа и нефтепродуктов составили $325,1 млрд., то за следующее десятилетие (2001-2010 годы) – $1591,2 млрд., то есть почти в 5(!) раз больше.

В целом же за 2001-2014 годы экспортные поступления от российских энергоносителей составили $2937,7 млрд., что в 9 раз(!) превысило поступления 1990-х годов.

Все эти расчеты сделаны по данным Росстата и Федеральной таможенной службы. Понятно, что, по-хорошему, можно было бы учесть долларовую инфляцию, но принципиально это ничего не меняет: ну, будет превышение не в 9, а в 8 раз. Ясно одно: мы держались и продолжаем держаться на деньгах от экспорта энергоносителей.

Сегодня экономика существует на том, что «кубышку» проедаем. Банк России, конечно, старается что-то подкапливать, но принципиально это ситуацию пока не меняет.

И в такой ситуации тешить себя иллюзией, что наша экономика особо и не почувствовала падение цен на нефть, неправильно.

Поступления от экспорта нефти, газа и нефтепродуктов в 1991–2014 годах, млрд. долларов.

Год Нефть сырая Газ природный Нефтепродукты
1991-1993* 77,3    
1994 11,5 11,8 4,2
1995 12,4 13,4 5,0
1996 16,0 15,8 7,5
1997 14,8 16,4 7,3
1998 10,3 13,5 4,3
1999 14,2 11,4 5,4
2000 25,3 16,6 10,9
2001 25,0 17,8 9,4
2002 28,8 15,9 11,1
2003 38,9 20,0 14,1
2004 58,3 21,8 19,3
2005 83,4 31,4 33,8
2006 102,3 43,9 44,7
2007 121,5 44,8 51,5
2008 161,2 69,4 78,3
2009 100,6 41,9 46,8
2010 134,8 48,1 72,4
2011 179,1 63,8 81,7
2012 180,9 63,0 92,9
2013 173,7 67,2 114,7
2014 153,9 54,7 120,9
Итого за 1994-2000 гг. 104,3 98,9 44,6
Итого за 2001-2010 гг. 854,8 355,0 381,4
Итого за 2011-2014 гг. 687,6 248,7 410,2
Итого за 1994-2014 гг. 1646,7 702,6 836,1

* оценка ФБК

Примечания. С 2010 года данные по нефтепродуктам включают данные по сжиженному газу. С 2007 года источник данных по нефтепродуктам — ФТС России.

Источники: Росстат, ФТС России

Акин Йоделе:

Baker Hughes посчитала скважины

Последние новости из США от сервисной компании Baker Hughes накануне Дня независимости и длинных выходных: число буровых выросло на две единицы впервые за несколько недель, и теперь их число достигло 859.

Количество нефтяных вышек уменьшалось 29 недель подряд, по три до 628, самого низкого показателя с 6 августа 2010 года. В среду сырая нефть марке West Texas Intermediate упала на более чем 4%, достигнув 10-недельного минимума $57,47 за баррель после того, как вышли данные о запасах нефти в США. Управление энергетической информации США (EIA) опубликовало свой еженедельный подсчет коммерческих запасов сырой, который показал увеличение запасов впервые за девять недель. Впереди данные по числу вышек. По оценкам аналитиков Goldman Sachs, цена на WTI останется в районе $60 за баррель, американские производители будут наращивать активность поскольку ситуация на рынке складывается благоприятно для них.

Andy Kiersz/Business Insider

Линнет Лопес:

Китайский фондовый рынок в шаге от краха

Только одна мысль поддерживает китайских инвесторов, наблюдающих за ситуацией на фондовом рынке страны. Они считают, что правительство, в конечном счете, спасет рынок, когда придет время.

«Китай был плановой моделью экономики на протяжении десятилетий. Это понятие укоренилось в старшем поколении, которое составляет основную часть индивидуальных инвесторов», – отметил Джордж Чен, редактор «South China Morning Post». «Поскольку все раньше было государственным, многие полагают, что фондовый рынок также должен принадлежать правительству. Коммунистическая партия Китая должна спасти рынок».

За последний год индекс Shanghai Composite вырос более чем вдвое. Инвесторы из всех слоев общества брали кредиты под 22% годовых и вкладывались в акции при том, что остальная часть экономики замедлилась. Это было золотое дно.

Рынок рос и рос, до 12 июня, когда он начал падать ... и продолжал падать до сих пор. Индекс потерял почти 20%, но основы экономики и китайских корпораций не изменились, поэтому никто не знает, когда спад остановится.

На этой неделе выяснилось, что более десятка государственных компаний фальсифицировали статистическую отчетность, чтобы казаться здоровее. Но это не та новость, которая нужна рынку.

Правительство уже приняло меры, сокращая депозитные и кредитные ставки, а также меняя соотношения обязательных резервов для некоторых банков. Но все нужные шаги были сделаны раньше. Это четвертое снижение ставки с ноября.

В среду Shanghai Composite упал более чем на 5%. В тот же день, Национальное бюро статистики выпустило индекс деловой активности, он составил 50,2 в июне против ожидаемых 50,4.

Аналитики полагают, что учитывая ограниченное влияние политики Центробанка любой страны на реальную экономику, в Китае пришло время расплаты.

Business Insider Австралия

Кто виноват в сложившейся ситуации? Многие начинают обвинять западные компании и хэдж-фонды. Однако разъяснения специалистов, что риск хеджирования с помощью фьючерсов индекса соответствует всем правилам, не убедило инвесторов Китая.

Правительство опасается беспорядков. Уже найден чиновник, отвечавший за IPO и размещение акций на китайских фондовых рынках, и обвиненный в коррупции. Это способ правительства сказать: «эй, мы делаем что-то». Хотя уже ясно, что выход из ситуации, аналогичный 2009 году, невозможен. Рынок держит в заложниках правительство. Обвал фондового рынка приведет к гражданскому неповиновению. Обвал фондового рынка повлияет на реальный сектор экономики. Обвал фондового рынка не должен произойти.

Мэтт Иглесиас:

В чем противоречия между Европой и Грецией

Если вы хотите понять, почему Греция и остальная Европа находятся на ножах, вы можете просто посмотреть на график, построенный по данным Всемирного банка с учетом ВВП Греции на душу населения.

World Bank data / Google finance

Пурпурная кривая отражает благосостояния греческих граждан. Примерно с 2008 года под бдительным оком регуляторов ЕС (Центрального банка, Европейской комиссии, Международного валютного фонда, правительства Германии, и т.д.), греческая экономика полностью рухнула. И греческое население было брошено в состоянии крайнего обнищания.

Желтая линия отражает то, как выглядят вещи с точки зрения европейского чиновничества. Путь Греции можно отследить с эпохи до евро. Процветания семь лет назад – пузырь, созданный неосторожным кредитованием и финансовой политиков правительства страны. Между тем, хотя Греция намного беднее многих стран, на самом деле она далеко не бедная страна в глобальном смысле. Благотворительность была бы уместнее для Индии или Гватемалы или любой из африканских стран вокруг Сахары.

Лианна Бриндед:

Британская недвижимость перестала дорожать

Рост цен на недвижимость в Великобритании находится на двухлетнем минимуме. Как показал Национальный индекс цен, в июне цены на недвижимость упали на 0,2% по сравнению с маем, когда они достигли £ 195 055 ($ 304 315). В июне 2014 года цены на жилье стояли на 188 903 фунтов ($ 294 751). В годовом исчислении рост цен упал до 3,3% в июне с 4,6% в мае.

«Это поддерживает тенденцию к постепенному снижению цен, которая наметилась с середины 2014 года, хотя наблюдается маленький ежегодный темп прироста в течение двух лет», сказал Роберт Гарднер, главный экономист Nationwide. «Рост цен на недвижимость продолжает опережать доходы, но разрыв сокращается, рост годовой заработной платы достиг 2,7% во втором квартале, когда как он составлял 1,9% в начале года.

Замедление темпов роста цен на жилье не ограничивается Лондоном. В столице продолжается рост цен на уровне или выше среднего уровня по стране в целом за последние три квартала, а годовой темп роста цен остается вторым по величине в Королевстве. Во втором квартале замедление темпов роста цен на недвижимость наблюдается в 11 из 13 регионах страны. «Большинство частей страны продолжали видеть ежегодные выгоды от роста цен на жилье, исключения – Уэльс и Шотландия, где отмечается небольшое снижение», – сказал Гарднер:

Nationwide

Боб Брайан:

Goldman: 13 инвестиционно-привлекательных компаний

S&P 500 вырос на 4 п.п. в первой половине 2015 года, принеся нулевую прибыль инвесторам. Дэвид Костин (David Kostin), однако, считает, что все лучшее впереди. « Мы ожидаем рост S&P 500 на 6% в течение 12 месяцев (4% цена, 2% дивиденды)», – сказал Костин. В новом отчете он отметил 40 акций, предлагающих наибольший рост цен по мнению аналитиков Goldman Sachs. Здесь приведен рейтинг 13 компаний, акции которых могут вырасти больше чем на 35%.

13. Mead Johnson Nutrition
Цена на 30 июня: $90,22
Потенциал роста: 35,2%

12. Cabot Oil & Gas
Цена на 30 июня: $31,54
Потенциал роста: 36,3%

11. Vulcan Materials
Цена на 30 июня: $83,93
Потенциал роста: 37,0%

10. Pioneer Natural Resources
Цена на 30 июня: $138,69
Потенциал роста: 39,9%

9. Chesapeake Energy
Цена на 30 июня: $11,17
Потенциал роста: 43,2%

8. Mattel Inc.
Цена на 30 июня: $25,69
Потенциал роста: 44,0%

7. Autodesk Inc.
Цена на 30 июня: $50,08
Потенциал роста: 45,8%

6. Delta Air Lines
Цена на 30 июня: $41,08
Потенциал роста: 46,1%

5. Wynn Resorts, Limited
Цена на 30 июня: $98,67
Потенциал роста: 47,0%

4. American Airlines Group
Цена на 30 июня: $39,94
Потенциал роста: 52,7%

3. Western Digital
Цена на 30 июня: $78,42
Потенциал роста: 55,6%

2. Keurig Green Mountain
Цена на 30 июня: $76,63
Потенциал роста: 73,6%

1. Southwest Airlines
Цена на 30 июня: $33,09
Потенциал роста: 75,3%

София Симонова , Банкир.Ру