Все
разделы

Публикации

Лукавство Росстата, школьники не хотят подрабатывать, почему пенсионер счастливее безработного, сколько спят американцы

Сегодня в блогах: Яков Миркин, Игорь Николаев, Сергей Журавлев, Андрей Нальгин, Максим Авербух, Николай Кащеев, Мэтт Иглесиас, Эзра Кейн, Энди Кейрц, Оскар Уильямс-Грут, Майлс Удланд.

Яков Миркин:

Сладостная динамика нашей жизни

Сладостная динамика нашей жизни. Медленно пошли в гору? Просто встали на обочине? Или пятимся вниз неизвестно куда?

Пока пятимся.

Май стал хуже, чем все остальные месяцы в 2015 году.

Потерпите статистику, пожалуйста. Все данные – май 2015 года к маю 2014 года.

Ярче промышленный спад.

Промышленное производство в мае – минус 5,5% (январь – плюс 0,9%, февраль – минус 1,6%, март – минус 0,6%, апрель – минус 4,5%).

Все больше падение в строительстве.

Строительство в мае – минус 10,3% (январь – минус 3,5%, февраль – минус 3,1%, март – минус 6,7%, апрель – минус 5,2%).

Стало заметным падение грузооборота, чуть оправившегося после январского шока.

Грузооборот транспорта в мае – минус 4,1% (январь – минус 4,1%, февраль – минус 1,7%, март – плюс 0,5%, апрель – минус 1,5%).

Все меньше, месяц за месяцем, экспорт товаров. Десятки процентов.

Экспорт товаров – минус 33,9% (январь – минус 28,7%, февраль – минус 18,3%, март – минус 31,0%, апрель – минус 31,1%).

С опережением падает импорт товаров. Десятки процентов.

Импорт товаров – минус 40,8% (январь – минус 41,8%, февраль – минус 34,6%, март – минус 37,4%, апрель – минус 36,4%).

Стало разгораться – пока небольшим костерком – падение реальных доходов (как бы они ни считались).

Наши реальные доходы – минус 6,4% (январь – минус 0,8%, февраль – минус 0,6%, март – минус 1,8%, апрель – минус 4,0%).

Важно не то, что мы этому не верим – у каждого падение реальных доходов гораздо глубже. Важно, что статистика показывает динамику.

Где плюсы?

В мае чуть меньше потребительская инфляция (в годовом измерении).

Рост цен – 15% (январь – 15%, февраль – 16,7%, март – 16,9%, апрель – 16,4%, май – 15,8%).

Чуть – чуть отпрыгнул розничный товарооборот (в рублях, с учетом инфляции, не в «реальном измерении).

Розничная торговля – минус 9,2% (январь – минус 3,9%, февраль – минус 7,2%, март – минус 8,7%, апрель – минус 9,8%).

Что скажешь на все это?

Впереди дорога, полная приключений, на пока слабеющей траектории российской экономики.

Успокоительные речи, рапорты, заявления о стабилизации – не успокаивают.

На сильнейшие вызовы, брошенные экономике, пока не даются такие же сильные ответы.

Источник: Росстат, «Информация о социально-экономическом положении России. Январь – май 2015 года»

Игорь Николаев:

Росстат беречь надо!

Во время работы Петербургского международного экономического форума Росстат обнародовал очередную сводку основных экономических и социальных показателей – за май 2015 года (данные по промышленности появились на несколько дней раньше).

Посмотрел я их, и стало тревожно за наше статистическое ведомство. Нет, правда, ведь сегодня официальная статистика, мягко говоря, не соответствует тому, что мы слышим от высокопоставленных чиновников.

Принято ругать Росстат, особенно за его показатели по инфляции. Нет, не ругайте! Не ругайте, потому что те же минус 5,5% в промышленности в мае 2015 года по сравнению с соответствующим периодом 2014 года – это близко к истине. Точно также у меня не вызывают сомнения и аналогичные показатели по строительству (-10,3%), обороту розничной торговли (-9,2%), грузообороту транспорта (-4,1%), реальным располагаемым денежным доходам населения (-6,4%), реальной зарплате (-7,3%) и т.д.

А посмотрите на показатели по выпуску важнейших видов продукции в мае 2015 года: автомобили легковые (-37,9%), автомобили грузовые (-18,3%), конструкции и детали сборные железобетонные (-23%) и т.д. Скажут: опять только о том, что падает, есть же и рост отдельных производств. Есть, безусловно. Но, когда налицо очевидная тенденция, то конкретизируют эту тенденцию показателями, которые ее и формируют. Если из 100 важнейших видов продукции обрабатывающих отраслей, информацию по которым дает Росстат, падение в мае фиксировалось по 68 видам продукции, то совершенно естественно и обоснованно говорить, прежде всего, об этом. Ну, согласитесь.

Можно, конечно, в поисках хоть какого-то позитива отметить значительный (более 25%) рост таких производств в мае 2015 года: сыров и продуктов сырных (+27,7% – ну, не удержался опять), ниток хлопчатобумажных швейных (+25,8%), юфтевых кожтоваров (+27,1%), каучуков синтетических (+25,8%) и т.п. Хотя есть, безусловно, и вполне «серьезные» товары-представители: сталеплавильное оборудование (+41,8%, измеряется, кстати, в тыс. тонн) и тепловозы магистральные (в 3 раза). Но специфика этой «серьезной» продукции в том, что она имеет «штучный» характер: сегодня густо, завтра – пусто. Поэтому и здесь особо обнадеживаться не стоит.

Росстату при таких отчетных показателях непросто. Ему и в более спокойные времена было непросто, а уж в кризисные-то…

Кстати, в свое время мы делали два аналитических доклада, целью которых было получение ответа на вопрос о том, можно ли доверять данным Росстата. Оценили, можно ли доверять статистике по инфляции и по динамике ВВП. Вывод был такой: по инфляции – если и приукрашивает Росстат, то не намного (примерно на 2 процентных пункта), а вот по ВВП – не врет, можно верить.

Так с тех пор и отношусь к статистике Росстата (а другой у нас все равно нет). Да, порой замечаешь лукавство, как преподносится информация. Но лукавство – это не вранье, поэтому простительно.

Конечно, сегодня не ко всем цифрам Росстата можно относиться с абсолютным доверием (есть проблемы, по нашему мнению, в сельскохозяйственной статистике). Однако в целом, с оговорками, можно верить.

Учтем, что для Росстата наступают тяжелые времена, а ведомство это, к тому же, отнюдь не является лидером по средней зарплате – 42,1 тыс. рублей в месяц, по данным за 1 квартал 2015 года, что в 1,5 раза меньше по сравнению со средней по всем федеральным органам исполнительной власти (65,2 тыс. руб. в месяц). Может, настало время приплачивать за вредность? Очень надеюсь, что цифирь из Росстата по-прежнему будет в основном достоверной, а скидку на вынужденное лукавство мы сделаем.

Сергей Журавлев:

Плоды укрепления. Зарплата и потребление нащупали дно, спад инвестиций ускорился

В опубликованном вчера основном пакете данных за май Росстат радикально пересмотрел темпы прироста зарплаты и доходов в сторону увеличения (или, правильнее, сказать – уменьшения глубины спада, если говорить о реальных, скорректированных с учетом инфляции цифрах). В частности, рост номинальной заработной платы в апреле повышен с предварительной, беспрецедентно низкой цифры в 1,0% в годовом сопоставлении до 5,2%, а в мае достиг уже 7,2%. Вместе с замедлением инфляции это привело к тому, что в мае падение реальной зарплаты остановилось и даже развернулось к незначительному росту.

Соответственно, падение покупок в розничной торговле тоже практически остановилось и нашло «дно» (возможно, временное) на отметке -9,2% от прошлогоднего. Покупки еды стабилизировались на уровне -8,8% в годовом сравнении, спад покупок непродовольственных товаров замедлился до 9,6% после 10,4% в апреле.

Эта стабилизация зарплат и потребления, по-видимому, отразила по-прежнему напряженное состояние рынка труда (несмотря на сжатие выпуска) и остающийся стабильным курс рубля на протяжении двух последних месяцев. Импорт, хоть и продолжал сжиматься (в последних данных за апрель он был на 40% меньше, чем год назад – в физобъеме, с поправкой на инфляцию долларовых цен), но, видимо, сжатие это в последние месяцы происходит целиком за счет инвестиционной продукции и потребительских товаров длительного пользования, типа автомашин. Импорт еды, как видно, понемногу стабилизируется.

Предположение, что сжатие выпуска в обрабатывающих отраслях (-8,3% в годовом сопоставлении) отражает в основном спад в инвестициях, подтвердилось в данных Росстата. Сжатие инвестиций в основной капитал ускорилось до 7,6% (против -4,8% в апреле). Объемы работ в строительстве вообще нырнули ниже нижней точки рецессии 2008–2009 годов, снизившись на 10,3% в годовом сопоставлении. При этом темпы ввода жилья остаются высокими, что говорит об очень сильном спаде в нежилищном строительстве.

В целом вторая волна спада, захватившая второй квартал, отличается от первой тем, что в отличие от первой, затронувшей уровень потребления и торговлю в виде реакции на курсовые сдвиги, теперь сосредоточена в производстве и инвестициях. Это ставит довольно сложную дилемму перед ЦБ, который, с одной стороны, должен смягчением своей политикой поддержать кредитование и инвестиции. С другой – должен опасаться нового всплеска инфляции на потребительском рынке, поскольку сжатие покупок, приводившее к замедлению инфляции, закончилось.

Пока что регулятор ограничился риторикой, что потенциал смягчения в основном исчерпан, и, по мнению большинства аналитиков, ключевая ставка до конца года не опустится ниже 10% (то есть на 150 б.п. за 4 заседания СД ЦБ). Возможно, такое заявление, как не странно, окажет положительное влияние на кредит и инвестиции, так как делает их откладывание в ожидании более благоприятных условий (сильного снижения ставок) бессмысленным.

Spydell:

Состояние промышленности России на середину 2015 года

Несмотря на то, что промышленность в России заваливается максимальными с 2009 года темпами, говорить о критическом или катастрофическом положении пока не приходится.

Индекс промпроизводства рухнул в мае на 5,5%. Совокупное промышленное производство в России на май 2015 года по объему эквивалентно маю 2007 года. С осени 2011 года годовой объем промышленного производства находится во флете с тенденцией на снижение с 2014 года.

Годовая добыча угля на историческом максимуме, аналогично и с нефтью, производство электричества также устанавливает рекорд. Однако добыча газа на минимуме с 2005 года, что обуславливается, прежде всего, проблемами с экспортом газа.

Каких либо выдающихся результатов в производстве стали и чугуна нет. Производство на уровне 2006–2007 годов, то есть за 7–8 лет ничего не изменилось глобально, но динамика последнего года в целом положительная. Похожая картина и по производству готового проката черных металлов. Производство стальных труб на новом максимуме, тенденции положительные.

В строительном секторе несколько хуже, но не критично. Деревообрабатывающая промышленность стагнирует и изменений за последние три года не видно. Но вот производство цемента и железобетона стало заваливаться со второй половины 2014 года. Не сказать, что масштабно, в 2008–2009 годах было гораздо хуже, но роста здесь точно нет.

Выборочные индикаторы по пищевке показывают в целом неплохое положение. Мясо и все мясные субпродукты на новом рекорде, при этом восходящий тренд ровный, без разрывов. Молочная продукция, включая сыры, без изменений. Сыры растут, другие молочные продукты балансируют на уровнях трех-четырехлетней давности.

Минеральные удобрения перестали расти, но сами по себе уровни производства максимальные, то есть база высокая. Пластмассы устанавливают новый рекорд.

Так где же основные проблемы? Это инвестиционные товары, то есть машиностроение, транспорт, оборудование, электрооборудование.

Масштаб падения действительно велик и сопоставим с 1998 и 2009 годами. Например, текущее годовое производство грузовых авто и автобусов НИЖЕ, чем в 1998–1999 годах. Вагоны пассажирские на нуле практически, а производство грузовых вагонов рухнуло в ТРИ раза относительно 2013–2014 годов. Производство легковых авто падает на 20–30%.

С производством строительной и сельхоз техники не лучше. Комбайны, тракторы, бульдозеры фиксируют новые минимумы (кто-то с 2009 года, а кто-то самые низкие уровни производства в современной России, как, например, производство тракторов).

Хотя рвануло производство кузнечно-прессовых машин – это промышленное оборудование. О целях и назначениях такого рывка пока не могу ничего сказать, то есть пока не ясно на экспорт или внутри России.

Теперь собственно индексы производства по отраслям. Ниже динамика производства год к году. Важнейшие индикаторы и составные части общего индекса промпроизодства России ниже.

В целом ситуация не столь критичная. По объему физпроизводства заваливаются только товары высокого передела инвестиционного назначения (транспорт, оборудование, электрокомпоненты). Лучше всего пищевка, главным образом за счет контрсанкций, так как отечественным компаниям удалось вытеснить импорт, частично заменив его. Не весь конечно, но чистый положительный эффект ощутим. Если бы не было контрсанкций, падение пищевки могло составить около 5-7%, то есть сопоставимо с падением объема продаж продуктов питания. Компании вкладывают миллиарды долларов на лоббирование, подавление и вытеснение конкурентов, а введенные со стороны России санкции против ЕС и США значительно улучшили и упростили положение. Это единственный положительный момент во внешней политике России с 2014 года. Строительство, кстати, падает. Промышленное производство продолжит сползать вниз, дна еще нет. Процентов 7 еще точно копать...

Андрей Нальгин:

О грядущем нефтяном изобилии

Ставка России на нефтегазовый экспорт оказалась проигранной. Уверен, сейчас многие готовы подписаться под этим приговором «золотым нулевым». Мировые цены на нефть упали на 40% менее, чем за год, и не спешат восстанавливаться к $100 за баррель. Похоже, нефтяной рынок обретает новое равновесие, отражающее как невысокие темпы глобального экономического роста, так и прогресс в технологиях нефтедобычи. И оно может продлиться годы, как говорят графики и утверждают эксперты. Многие из них говорят, что сейчас наступает новая нефтяная реальность, когда котировки «черного золота» будут низкими. Ведь даже если начнет расти мировой спрос, простаивающие мощности по добыче сланцевой нефти в США моментально вернутся в строй. И это не даст нефтяным ценам вернуться к прежним рубежам.

Что в этой ситуации делать России?

Правда, перед тем, как принимать решения, можно выслушать и другие мнения.

В долгосрочной перспективе энергетический сектор экономики ждет большое будущее. Так, в дальнейшем ожидается ярко выраженный рост спроса на нефть. Согласно данным Международного энергетического агентства, в марте общее перепроизводство нефти составило всего 2,4%. К 2040 году глобальное потребление энергии, как говорят прогнозы, вырастет на 35%. Это меня совсем не удивляет, ведь энергоресурсы остаются крупнейшим вкладом в качество жизни людей (от продолжительности и уровня жизни до экономического прогресса) за последние 200 лет. При этом нефть и газ, по прогнозам, будут обеспечивать 55% глобального энергопотребления в ближайшие два десятилетия, оставшись важной частью уравнения топливно-энергетического баланса во всем мире.

В непростые для отрасли времена меня спрашивают, по-прежнему ли я могу рекомендовать нефтегазовую промышленность выпускникам колледжа как будущее место занятости.

Конечно да. Работа непростая, но крайне увлекательная. Отрасль не стоит на месте и продолжает расширять технологические границы. И есть все доказательства тому, что энергетика станет невероятно устойчивой отраслью в ближайшие десятилетия (оригинал на английском).

Конечно, на это можно возразить, что автор, Джефф Миллер из нефтесервисной компании Halliburton, демонстрирует чрезмерный оптимизм и опирается лишь на те прогнозы, которые льют воду на его мельницу. Ибо, что еще остается делать игроку, погрязшему по уши в игре и уже не имеющему возможности из нее выйти. Только излучать оптимизм в надежде, что удача повернется другой стороной.

Тем не менее, он прав в двух вещах. В том, что взлеты и падения случаются в каждой отрасли – и во время спада страдают все. И в том, что нефтегаз – как бы ни развивалась ситуация в альтернативной энергетике, электромобилестроении, энергосбережении – останется важной частью уравнения топливно-энергетического баланса во всем мире. Даже если его слагаемые несколько поменяются под натиском новых технологий.

При этом отечественный топливно-сырьевой сектор остается одним из самых высокотехнологичных в России. Затраты крупнейших компаний на НИОКР по некоторым качественным показателям сопоставимы с зарубежными конкурентами, а по количественным характеристикам – пятерка ведущих его игроков обеспечивает 510% совокупных расходов страны на R&D.

Так вот в чем вопрос: имеет ли смысл России переориентироваться на догоняющее развитие в других отраслях, промышленных и сервисных, в надежде найти новую нишу на запредельно конкурентном глобальном рынке товаров и услуг? Или же, задействовав накопленные резервы, пересидеть несколько «тощих» лет, чтобы сохраниться в качестве одного из ведущих мировых поставщиков энергоресурсов и насладиться выгодами от реализации блистательных перспектив нефтегазового будущего?

P.S. Геополитические амбиции придется поумерить в любом случае, но это вопрос не вполне экономического свойства...

Максим Авербух:

Владимир Путин – главный революционер планеты

В 2010 году, ограничив экспорт зерна, Россия положила начало «арабской весне».

В Египте и ряде других крайне бедных арабских стран основная пища для огромного количества людей – лепешка.

Россия ограничила экспорт зерна, оно резко подорожало на мировом рынке, лепешка стала недоступной – голодный народ вышел на улицы

Вместе с очередным раундом «количественного увеличения» в США, «арабская весна» стала одним из двух факторов роста цены на нефть с $70 за баррель до более чем $100. За 3,5 года цен выше $100 за баррель Россия дополнительно получила более $350 млрд. экспортной выручки.

В 2013 году, заставив Виктора Януковича отказаться от интеграции с ЕС (за которую выступало большинство украинцев) и пойти на вступление в ТС – Евромайдану на Украине. Об этом рассказал в своем интервью бывший премьер Николай Азаров.

По итогам этих событий Россия получила Крым.

В 2015 году, подняв цены на электроэнергию для Армении, – бунт в Ереване.

Госкомпания ИНТЕР РАО (которой руководит Игорь Сечин) подняла цены на электроэнергию для населения Армении.

Николай Кащеев:

Вопросы жизни, смерти и импорта

Занялся, вот, немного демографией...

Что делает аналитик, занимаясь любым аспектом России, первым делом? Правильно – ищет корреляцию чего угодно с нефтью. Вот, извольте, совместил... Ниже – график

ожидаемой (при рождении) продолжительности жизни, а на нем – она, нефтюшка.

Ну, и немного серьезного. Я практически уверен, основываясь на практическом (и не самом веселом) опыте и здравом смысле что если цифры ниже релевантны, то они очень и очень связаны с импортом лекарств, мед.техники и их доступностью для людей. Это же косвенно и прямо подтверждают знакомые мне врачи.

Выводы, полагаю, понятны. Я прав?

Мэтт Иглесиас:

Летняя работа школьников, как и занятость подростков, выходит из моды

С 1974 по 1994 годы жизнь американских подростков не сильно изменилась. Около 40% школьников работают в течение учебного года, летом на работу ходят 50–55% подростков. Но за последние 20 лет занятость школьников резко упала во все сезоны:

Еще один интригующий вывод, который сделали исследователи Pew Research Center, – расовые различия в характере занятости подростков летом. Работают в основном белые, когда как для черных и испаноязычных подростков летних работ не существует.

Можно приписать это к глубоким сдвигам в фундаментальной структуре американской экономики, но есть один важный фактор, почему дети не хотят работать летом. Рассмотрим график, построенный на данных Министерства труда:

Растет число безработных подростков на фоне увеличения числа подростков, которые не хотят работать. То есть работа становится менее привлекательной, когда быть без работы не стыдно. Это раньше считалось, что подросток должен работать в течение учебного года и тем более трудиться летом. Сейчас такого стимула нет.

Эзра Клейн:

Когда роботы заняли наши рабочие места, Америка должна научиться уважать безработных

Пит, инженер-программист тридцати с небольшим лет, много лет считается безработным. Он завел блог и начал рассказывать, как прожить без денег: ездить на велосипеде, не покупать кофе, есть только дома, делать всю работу по дому своими руками. Он делает мебель по заказам друзей, но это нестабильная занятость. Бедный парень!

Мистер Мани Мусташи, инженер-программист тридцати с небольшим лет, вышел на пенсию. Он завел блог и начал рассказывать, как рано выйти на пенсию и жить без денег: ездить на велосипеде, делать собственный кофе, готовить дома, как починить унитаз... У его блога масса поклонников, которые называют себя Мусташианцами. У Мусташи берут интервью ведущие СМИ, он пропагандирует финансовую свободу и бережливость. Счастливчик!

Разница между этими людьми – в их статусе и взглядах на жизнь. Пенсионеры – более счастливые люди, хотя их финансовое положение мало отличается от положения безработных. Это же подтверждают многочисленные экономические исследования. Как только человек, длительное время числившийся безработным, становится пенсионером, он становится счастливее.

Эта же мысль пришла мне в голову после прочтения работы Дерека Томпсона о пост-мире работы. Томпсон пытается представить себе мир, в котором автоматизация и аутсорсинг заменили десятки миллионов рабочих мест – и никаких новых рабочих мест не создано на их месте. Он пытается представить себе мир, в котором есть много процветания, но немного работы. У людей есть хобби, гарантированный основной доход, замечательные общение и отдых. Но нет способа поднять самооценку, это помогает сделать работа. Безработица, как правило, воспринимается как психическая и социальная травма. Безработные занимаются семьей, детьми и уборкой, они хотят, но не могут себе позволить посвятить большую часть своего свободного времени отдыху: посмотреть телевизор, работать в Интернете и спать. Пожилые пенсионеры тратят около 50 часов на просмотр телевизора, по данным Nielsen. Это означает, что они тратят большую часть своей жизни либо на сон, либо на сидение на диване, упершись взглядом в плоский экран. Безработные теоретически имеют больше всего времени для общения, но, как показали исследования, они чувствуют социальную изоляцию.

Большинство людей хотят работать, и несчастны, когда они не могут найти работу. Все беды безработицы выходят далеко за рамки потери дохода; люди, которые теряют свою работу, скорее всего, страдают от психических и физических недугов. Они теряют статус, чувствуют общее недомогание и деморализацию, которая появляется соматически и/или психически, считает Ральф Каталано, профессор Калифорнийском университете в Беркли. Исследования показали, что это труднее оправиться от долгого приступа безработицы, чем от потери любимого человека или получив травму, изменяющую жизнь.

Можно думать о мире пост-работы. Можно оглянуться назад и обнаружить, что еще в середине XIX века современная концепция «безработицы» не существовала в США. Большинство людей жили на фермах, на оплачиваемую работу они приходили и уходили с нее, был постоянный спрос на швейные и столярные изделия. Даже в самых страшных экономических условиях паники, люди, как правило, находят продуктивные дела. Уныние и беспомощность безработицы возникли тогда, когда произошла промышленная революция и работа на фабрике стала доминирующим явлением, а города увеличились.

Энди Кейрц:

Что делают американцы днем?

Бюро трудовой статистики опубликовало результаты опроса американцев о том, как они проводят свой день. В опросе приняли участие около 11 тыс. человек, которые детально описали, чем занимались в обычный будний день.

Используя эти данные, статистики составили усредненный график жизни среднего американца. Даже если на вопросы о занятости отвечал безработный, он писал, что на работу потратил ноль часов.

На сон американцы тратят 8,8 часов или 8 часов 48 минут. Почти 3 часа в день они смотрят телевизор, 44,5 минуты покупают товары и услуги.

Оскар Уильямс-Грут:

Куда пойти работать: семь отраслей с большим числом вакансий

Более 180 тысяч студентов, которые начали учиться на степень бакалавра в Великобритании в 2012 году, этим летом получат дипломы. Кто-то продолжит образование, кого-то уже хотят получить к себе на работу солидные компании, но многие молодые люди даже не знают, что они еще хотят делать.

Сайт поиска работы Adzuna сообщает, какие отрасли готовы принять большинство выпускников в Великобритании прямо сейчас. Ниже представлены 7 отраслей экономики, которые предлагают позиции начального уровня.

7. PR, реклама и маркетинг
Количество вакансий: 1,708
Средняя заработная плата: £ 25776
На фоне восстановления экономики Великобритании реклама и маркетинг вновь занимают ведущие позиции, отрасли требуется свежая кровь.

6. Сектор обслуживания клиентов
Количество вакансий: 1,943
Средняя заработная плата: £ 26259
Сектор обслуживания клиентов является широким, от администратора в гостинице до сотрудника колл-центра. Люди требуются постоянно, потому открыта масса вакансий. Сотрудник имеет дело с клиентами, но не занимается прямыми продажами.

5. Бухгалтерский учет и финансы
Количество вакансий: 2937
Средняя заработная плата: £ 32179
Там только две вещи, которые наверняка будут в жизни, – смерть и налоги. Налоговые и бухгалтерские гиганты, как EY, PwC и KPMG, продолжать ежегодный набор выпускников

4. Машиностроение
Количество вакансий: 4,536
Средняя заработная плата: £ 31558
Великобритания страдает от нехватки выпускников STEM – науки, технологии, инженерии и математики, спрос на инженеров растет. В стране выпускается около 3000 инженеров ежегодно, но остается около 1000 вакантных рабочих мест.

3. Продажи
Количество вакансий: 4,895
Средняя заработная плата: £ 24620
Возрождение экономики сказалось не только на услугах PR, маркетинга и рекламы, но и на росте потребительских расходов. Рабочие места есть по всей стране, во многих случаях выпускники начинают восхождение по карьерной лестнице именно с должности младшего продавца.

2. Сфера IT
Количество вакансий: 4,895
Средняя заработная плата: £ 24620
IT-индустрия испытывает те же проблемы, что и машиностроение – не хватает выпускников для удовлетворения спроса. Спрос вырос вместе с бумом на технические стартапы по всей Великобритании. Все ищут разработчиков, чтобы помочь им построить следующий Uber или TransferWise.

1. HR & кадровая служба
Количество аспирантов вакансий: 5843
Средняя заработная плата: £ 24485
Недавний экономический подъем привел буму не только в промышленности или инвестиционном банкинге. Он стал благом для самих рекрутеров, вырос спрос как на них самих, так и на их услуги по поиску и подготовке персонала.

Майлс Удланд:

Верховный суд США поддержал Obamacare и акции медицинских компаний пошли вверх

В четверг, 25 июня, Верховный суд США оставил в силе Закон о государственном субсидировании медицинского обслуживания (известный как Obamacare). Суд постановил, что данный закон не ограничивает размеры субсидий в отдельных штатах, которые вправе вносить в него собственные поправки.

После этой новости, акции медицинских компаний, в том числе Tenet Healthcare, Community Health, Universal Health, and HCA Holdings, пошли вверх.

Акции Tenet Healthcare поднялись на 9%, Community и HCA выросли на 10%, а акции Universal выросли на 6% и продолжили рост после решения суда.

София Симонова , Банкир.Ру