Все
разделы

Публикации

Два года борьбы

Семь важнейших решений Эльвиры Набиуллиной.

2 года назад, 24 июня 2013 года, Эльвира Набиуллина возглавила Центробанк. Срок немалый, и уже можно подвести первые серьезные итоги. Что же удалось и что не удалось сделать Эльвире Набиуллиной?

Кадры невероятно важны в любой организации. С кадрами у Набиуллиной изначально были проблемы. Далеко не все сотрудники, которые достались ей в наследство от команды Сергея Игнатьева, обладали высоким профессиональным уровнем.

Беда в том, что вместе с избавлением от ряда дискредитировавших себя руководителей, Набиуллина не смогла привести в Центробанк новых профессионалов высокого уровня. В качестве примера приведу проблемы с руководителем бывшего московского территориального управления регулятора.

В кадровом вопросе явно сказалось то, что Набиуллина раньше не работала в банковской системе, а ее бывшие подчиненные выполняли совершенно иные задачи, чем те, которые стояли перед сотрудниками Центробанка. А нужных специалистов на многие участки за стенами регулятора найти непросто, если вообще возможно.

В результате многие решения принимались руководством Центробанка в экстремальных ситуациях с запозданием, что иногда сильно влияло на ситуацию на финансовом рынке, причем не в лучшую сторону. Пожалуй, различные кадровые просчеты можно считать одними из наиболее серьезных упущений в работе Набиуллиной.

PR или связи с общественностью – как с профессиональным сообществом банкиров, так и объяснение политики Центробанка бизнесменам и рядовым россиянам – стали еще одним слабым местом новой команды. В результате в самые тяжелые моменты валютного и банковского кризисов даже опытные банкиры часто не понимали действий Центробанка. Причем все сегменты финансового рынка оказались в данном случае в равных условиях. Про рядовых россиян, в ужасе бегавших с пачками обесценивающихся на глазах рублей по магазинам, не стоит и говорить.

Сейчас ситуация, на мой взгляд, начинает понемногу исправляться. Но в плане грамотного пиара Центробанку еще есть, над чем поработать.

Зачистка банковской системы от недобросовестных игроков, безусловно, является одной из самых важных мер команды Эльвиры Набиуллиной. Трудно найти банкира, которого бы эти проблемы не коснулись. Да и многие рядовые россияне именно при Набиуллиной впервые в жизни опробовали качество работы ССВ.

Конечно, избавление от банков, чей основной бизнес состоял в незаконных операциях, трудно осуждать. На рынке эти банки были хорошо известны, и для большинства специалистов их закрытие не стало сюрпризом. Беда в том, что эти самые незаконные операции обеспечивают работу заметной доли российской экономики. И лечить надо было бы не только и не столько банки, сколько саму экономику. К сожалению, это не по силам одному Центробанку.

А те банки, которые в нарушение всех правил ведения банковского бизнеса кредитовали средствами вкладчиков сомнительные и масштабные бизнес-начинания владельцев или прямо занимались выводом активов, безусловно, уже не могли существовать за счет нормальной банковской деятельности.

В целом зачистка банков оказалась столь болезненной во многом из-за того, что команда Сергея Игнатьева допустила существование, рост числа и размеров этих «банков», давно уже превратившихся в живые трупы. Если бы нарушения в работе банков выявлялись и пресекались своевременно, то и сам процесс очистки банковского сектора от сомнительных игроков обошелся бы значительно дешевле и государству, и банковским клиентам. Но настораживает, что проблемы в некоторых достаточно крупных банках успели вырасти в размерах в разы уже при новом руководстве регулятора.

А когда Эльвира Набиуллина говорит о новом ужесточении банковского надзора и ужесточении формальных требований к банкам, то вряд ли это можно назвать своевременной и правильной мерой. Не думаю, что в разгар банковского кризиса стоит ужесточать формальные требования к банкам. Хотелось бы не ужесточения надзора, а его непредвзятости и равного по жесткости надзора для всех банков, невзирая на их величину и владельцев.

Безусловно, то, что банковский сектор сейчас неинтересен для инвесторов – не вина только Набиуллиной. Но никто не мешает ей вместе с программой очистки рынка от недобросовестных банков запустить программу стимулирования добросовестных игроков. Это способствовало бы развитию банковского бизнеса и предотвратило бы его монополизацию несколькими государственными и крупными частными игроками. Пока о такой программе и речи нет. А жаль!

Независимая денежно-кредитная политика – одна из важнейших функций Центробанка. Не могу сказать, что в ее проведении команда Набиуллиной достигла больших успехов. Тем не менее пока ей удавалось соблюдать хотя бы относительную независимость и противостоять идеям о необходимости масштабной эмиссии с целью мифического подъема российской промышленности.

К сожалению, полной независимости Центробанку сохранить не удалось. Участие его в сомнительной схеме с «Роснефтью», равно как и некоторые другие действия, уверен, будет со временем оценено с учетом всех вскрывшихся фактов. И вряд ли их оценка будет для команды Центробанка положительной.

Конечно, самой яркой мерой стало поднятие ключевой ставки в середине декабря. Последовавшее затем снижение ключевой ставки проводилось с опережением ситуации на рынке, и было понято многими как проигрыш регулятора в борьбе с лоббистами. Тут, безусловно, сказался недостаток опыта работы руководства Центробанка в экстремальных ситуациях. Это было заметно по тому, как иногда коряво, часто – с запозданием проводились в жизнь в общем-то верные решения.

Свободное плавание рубля является одним из важнейших решений регулятора. Принятое в гораздо более спокойных условиях, оно было реализовано раньше запланированного срока.

Минусы этого решения известны – проведенное в жизнь в крайне неподходящий момент и во многом – под влиянием внешних обстоятельств, оно вызвало огромные скачки курса рубля, набег вкладчиков на банки и на несколько недель фактически остановило работу значительной части российского бизнеса.

Впрочем, до конца пока неясно, на самом ли деле Центробанк отказался от манипулирования курсом российского рубля, и не вынудят ли его влиять на курс в дальнейшем. Признаки такого давления на руководителя Центробанка есть. Поэтому, на мой взгляд, пока рано причислять отпуск рубля в свободное плавание к однозначным успехам Эльвиры Набиуллиной.

Борьба против ограничений на движение капитала – редко кто вспоминает в связи с этим Эльвиру Набиуллину. А зря! Судя по слухам, именно она вместе с министрами-либералами из экономического блока правительства смогли убедить президента России Владимира Путина не вводить ограничения на движение капитала. Напомню, в конце прошлого года многие призывали именно к таким мерам. Роль в разрешении этой ситуации Эльвиры Набиуллиной, уверен, со временем будет высоко оценена.

Мегарегулятор – огромный проект, который даже спустя два года после начала его реализации трудно оценить. Пока Центробанк только примеривается к реформе небанковских секторов финансового рынка.

Будем надеяться, что при этом будут учтены те просчеты, которые были уже допущены в работе регулятора на банковском рынке. Например, проведенная реформа структуры территориальных управлений вызывает немало вопросов. Региональные банкиры все чаще жалуются на возникающие проблемы с сотрудниками регулятора. А выбор некоторых городов в качестве главных управлений по федеральным округам явно производился без учета профессионального уровня их сотрудников.

Конечно, нередко к работе Набиуллиной руководители поднадзорных организаций и эксперты предъявляют жесткие и обоснованные претензии. Да, ее работа на этом посту неидеальна. Конечно, многое за эти два года можно было сделать и лучше, и деликатнее.

Но всем, кто гневно и бескомпромиссно осуждает Эльвиру Набиуллину, я хочу задать простой вопрос – откуда взяться идеальному Центробанку с идеальным руководителем в неидеальной стране?

Или, может быть, у нас сами участники финансового рынка – банки, страховые компании, МФО и пенсионные фонды работают идеально? А их руководители, равно как и госчиновники из других ведомств, никогда не допускают ошибок?

Владислав Лейбов