Все
разделы

Публикации

В два раза глубже

Россияне сравнивают свое поведение в двух последних финансовых кризисах.

Национальное агентство финансовых исследований своими опросами общественного мнения и анализа финансового поведения граждан выявляет интересные факты. К примеру, в том, что касается накопительного тренда.

В прошлый кризис только 17% опрошенных россиян сообщили о том, что не могут ничего откладывать, потому что все доходы уходят на расходы. В этот кризис такая жизнь уже у 30% россиян. Рост цен на товары и услуги не позволяет сберегать деньги. А 54% россиян пожаловались на заметное сокращение своих доходов. При этом 40% респондентов как не делали сбережений, так и не делают, их финансовое поведение ничуть не изменилось.

А также респонденты отмечают, что они тратят свои сбережения, поскольку предпочитают что-то купить сейчас, нежели ждать, когда их деньги сгорят в костре инфляции. Объемы сбережений у тех, кто копил, уменьшились в связи с этим на четверть.

Прошлый кризис так напугал народ, что люди чуть не придушили некоторые банки своими вкладами, набивая «подушки безопасности». Сегодня ситуация иная. Посмотрите телевизор. Редкий банк рекламирует кредит. Все рекламируют исключительно вклады.

У меня вопрос к банкам. Как вы отнесетесь к тому, что к вам придет ваш заемщик из тех, которых банки называют «качественными заемщиками», и честно сообщит, что не может больше обслуживать кредит, потому что зарплата упала вдвое по сравнению с той, которая была, когда он этот кредит брал? И попросит о реструктуризации. А что? Альтернатива – личное банкротство. Правда, вступление соответствующего закона в силу отсрочено, поскольку наша Фемида никак не может разобраться, какой рукой ей рассудить такие дела. Но не будет же это откладываться вечно, раз уж приняли.

Не секрет, что в подавляющем большинстве российских банков понятие «реструктуризация» в основном применяется в декларативном ключе. И включается не как превентивная мера, а исключительно когда клюнет жареный петух. То есть – по факту первой просрочки. У финансового омбудсмена Павла Медведева бывали на рассмотрении курьезные случаи: заемщик заблаговременно просил банк о реструктуризации. Получил ответ, что решение об этом нужно ожидать три месяца. За это время вышел на просрочку, и решение о реструктуризации было резко принято в течение трех рабочих дней, потому что клиентским делом занялась другая банковская служба, которой не нужны были плохие показатели. А службе, которая должна была принять решение до того, как у клиента настали проблемы, на показатели было все едино. У них другая задача – кредиты одобрять. Мало того – клиенту даже могут посоветовать (!) не ждать решения о реструктуризации, а всего-то допустить просрочку – и реструктуризация нарисуется на блюдечке с голубой каемочкой. Ну, правда, и кредитная история будет подпорчена, но кому она нужна, когда кризис, на работе сократили, всей родне зарплату урезали, а друзья заложили паспорта в псевдомикрофинансовые организации?

Проблема, когда правая нога не координируется с левой, даже если и голова большая и умная – бич банковской системы России. Но такие же проблемы и у Фемиды. Поэтому россияне не будут подавать заявления о личном банкротстве уже через неделю. У банков появляется небольшой шанс и небольшая отсрочка. Сегодня нужно рекламировать по телевизору не только вклады, но и внятные программы реструктуризации, заточенные не на «индивидуальном подходе» к клиенту, а по конкретному алгоритму, поддерживаемому обеими банковскими ассоциациями. Из реструктуризации давно надо делать стандартизированный продукт и фабрику.

Как считают эксперты, которым нет оснований не верить, до дна мы еще даже не донырнули.

По итогам прошлого кризиса многие банки заменили «визуальный скоринг» кредитными конвейерами. Сейчас эти конвейеры простаивают. Так возьмите гаечный ключ и подкрутите там у себя в головных офисах – пора запускать конвейеры по реструктуризации.

Главный приоритет у заемщика при сократившихся доходах – это еда. Потом – коммуналка, а то приходят милые люди и перекусывают в назидание электричество, если не платишь больше трех месяцев. И только потом, «на сдачу» – банковский кредит. Ребята, вы – кредиторы третьей очереди! И вы еще на что-то надеетесь?

Инна Рукосуева