Все
разделы

Публикации

Праздник для Слона

Сбербанк провел годовое собрание акционеров в атмосфере надежды на светлое будущее.

С интересом я следил в конце минувшей недели за новостями с годового собрания акционеров Сбербанка. Решения собрания акционеров банка, который не только контролируется государством, но и занимает добрую половину рынка банковских услуг, всегда важны. Ведь, как известно, – кому много дано, с того много и спросится.

Впрочем, особо жесткого спроса акционеров с топ-менеджмента банка на собрании в этот раз не наблюдалось. Не было даже демаршей миноритариев, ранее столь оживлявших собрания. Очевидно, это объясняется не только тем, что Сбербанк стал внимательнее относиться к своим «народным акционерам», а той экстремальной ситуацией, в которой вынужден был работать не только Сбербанк, но и вся банковская система страны в 2014 году.

Вопреки весенним слухам о возможном уходе Германа Грефа из Сбербанка, акционеры без каких-либо проблем продлили его полномочия еще на 4 года. Думаю, это было очевидным решением. Смена руководителя не пошла бы на пользу Сбербанку в столь непростой для всех банков период.

Акционеры одобрили серьезное снижение размера дивидендов. На их выплату Сбербанк направит 3,5% от чистой прибыли по МСФО, или 10 млрд. рублей, против 20% и 72 млрд. рублей годом ранее. Это решение достаточно спорное. Ведь ущемляются интересы в первую очередь миноритарных акционеров банка. Глава Сбербанка обосновал такую меру как желание не приносить долгосрочное развитие банка в жертву краткосрочной эффективности.

Кроме того, Герман Греф сделал важное заявление, что Сбербанк не станет обращаться за помощью к государству, если не возникнут какие-либо экстраординарные обстоятельства. Безусловно, это заявление дорогого стоит в тот момент, когда остальные госбанки работают с убытком и как должное воспринимают их поддержку из госбюджета. Приятно, что хотя бы один госбанк нашел в себе силы отказаться от прямой госпомощи и пережить кризис за счет своих внутренних резервов.

Греф рассказал, что в конце 2014 года Сбербанк столкнулся с огромными перегрузками. Нагрузка на IT-системы банка возросла в 2,5 раза по сравнению с максимально запланированной, а к банкоматам выстраивались очереди по 100–150 человек. Но банк не только смог справиться с трудностями, но и сыграл важную роль в обеспечении ликвидностью всей банковской системы страны.

На вопрос акционеров о реструктуризации валютной ипотеки Греф ответил, что заявки на нее подали 1500 человек. Банк постарается помочь тем, кто на самом деле оказался в тяжелом положении и предложить им выгодные условия реструктуризации. Но покупателям элитной недвижимости на снисхождение банка рассчитывать не стоит – им будет предложена реструктуризация кредитов на стандартных условиях.

Впрочем, кризис и политика экономии все же сказалась и на Сбербанке. По словам очевидцев, уже к 10 утра традиционные угощения пришедшим на собрание акционерам были полностью съедены.

Нужно сказать, что если финрезультаты работы Сбербанка в 2014 году не были рекордными, то в 2015 году они стали по понятным причинам еще хуже. Например, прибыль банка снизилась в 2,4 раза в сравнении с аналогичным периодом 2014 года, снизился и объем кредитного портфеля банка. Впрочем, результаты работы большинства крупных банков в начале 2015 года выглядят значительно хуже.

К собранию акционеров было приурочено большое интервью Германа Грефа «Ведомостям», которое заслуживает отдельного рассмотрения. Греф, когда он не выступает адептом своего любимого Слона, часто говорит смелые и правдивые вещи.

Например, из этого интервью мы узнаем, что экономика страны, конечно, не рухнет, но впала в долгосрочный негативный тренд, и Герман Греф не видит источников роста, которые позволили бы из этого тренда выйти. Выход из такой ситуации – серьезные экономические реформы, которые не будут иметь успеха без предварительной реформы системы госуправления.

Также мы узнаем, что процесс пересмотра ставок по корпоративным кредитам был завершен в Сбербанке до конца февраля. Сейчас основную тревогу у Грефа вызывает состояние не частных, а корпоративных заемщиков.

Греф не стал называть организаторов декабрьской информационной атаки на Сбербанк, но признал, что атака была спровоцирована, и что в каждом регионе были отправлены сотни тысяч СМС-сообщений. Это вызвало беспрецедентный отток вкладов из банка – только за 18 декабря 2014 года вкладчики сняли несколько сот миллиардов рублей.

Интересной подробностью можно считать, что Сбербанк пытается согласовать выведение из-под международных санкций своих зарубежных «дочек». Но на скорую и полную отмену санкций Греф не рассчитывает.

Напомню, что недавно и зампред Сбербанка Александр Морозов признал, что международные санкции делают невозможным привлечение капитала, в том числе и на восточных рынках. А ведь именно на азиатские рынки год назад возлагалось столько надежд!

Также Греф пояснил свои предложения по изменению Системы страхования вкладов, которые вызвали многочисленные гневные комментарии как коллег-банкиров, так и самих вкладчиков.

Глава Сбербанка считает, что за счет сегодняшней системы выплат вкладчикам банков-банкротов сформировался класс «системных вкладчиков», число которых около 6%, но при этом на их долю приходится 23% от всех компенсационных выплат.

Предложения Грефа – неотвратимость наказания для банкиров-мошенников, более быстрая реакция Центробанка на появляющиеся в банках нарушения и более глубокая дифференциация взносов в АСВ. Добавлю, что, и отвечая на вопросы журналистов, Греф подчеркнул, что Сбербанк не будет использовать свои конкурентные преимущества для увеличения доли рынка вкладов.

Скажу честно – мне не слишком верится в стремление Сбербанка конкурировать на рынке с другими банками на равных. Во-первых, это просто невозможно в силу изначального преимущества Сбербанка как по стоимости ресурсов, так и по занимаемой доле рынка. Во-вторых, в последние годы было немало случаев, заставляющих подозревать в недобросовестной конкуренции если не руководство Сбербанка, то руководителей его подразделений в регионах. Напомню – именно с рассылки странных СМС-сообщений начались несколько локальных банковских кризисов, которые Центробанк с трудом смог загасить, а часть региональных банков в результате этого просто оказалась выброшенной с рынка.

Что касается реформы Системы страхования вкладов, то я думаю, что проблема с достаточностью фонда АСВ вызвана не столько родовыми недостатками самой системы страхования вкладов, сколько в изначальном принятии в эту систему практически всех желающих без жесткого предварительного отбора. Несвоевременность же действий надзорного блока Центробанка в некоторых случаях банковских банкротств наводит любого непредвзятого наблюдателя на самые неприятные для руководителей этого блока мысли.

Впрочем, события последних недель показывают, что Центробанк стал намного живее реагировать на появление проблем в подопечных ему банках. И даже пытается сейчас прекратить работу некоторых печально прославившихся на рынке банков-пылесосов. Насколько это ему удастся – будет понятно уже довольно скоро.

Кстати, собрание акционеров второго по величине госбанка – ВТБ – будет проходить уже совсем скоро – 25 июня в Петербурге. Интересно будет проследить отличия подхода госбанков как к выплате дивидендов, так и в целом – к ведению бизнеса.

Владислав Лейбов