Все
разделы

Публикации

Национализация vs реституция, имитация бурной деятельности, как арендовать квартиру на прожиточный минимум

Сегодня в блогах: Николай Кащеев, Яков Миркин, Андрей Нечаев, Андрей Нальгин, Константин Сонин, Андрей Яковлев, Мэтт Иглесиас, Елена Холодни, Эзра Клейн, Акин Йодель, Каллен Роше.

Николай Кащеев:

Риск

Знаете, какой самый главный риск российской экономики, инвестиций в нее?

Это не недостаточная защищенность собственности. Это не проблемы с судопроизводством. Это даже не почти официальные визитеры с тайными целями, от визита которых сложно отказаться... Хотя и они тоже.

Это то, что завтра вашу собственность защитят почти так, как вы хотели, посулив гурий и лукума, а через год вдруг лишат какой-нибудь второстепенной защиты для тонуса, через полтора обложат нежданным дополнительным налогом, через два года полуконфискуют, через три спохватятся и опять защитят, через три с половиной дадут госгарантии, а через четыре обвинят вас в злоупотреблении ими же. И так дальше.

И ладно бы, если бы этот цикл просто повторялся: можно было бы просчитать интервалы. Но они ловко маневрируют...

Я не говорю, словно Рабинович, что-де так будет. Я даже и утрирую. Но если вспомнить все: судьбу «кооперативного движения», всякие разнообразные стимулы 1990-х, кульбиты денежно-кредитной политики за десятилетия, пенсионную реформу, и т.п., и т.п., то окажется, что едва ли не максимально последовательной была лишь программа ваучерной приватизации.

И для физика, источника долгосрочных сбережений, аналогичную картину мы уже рисовали. Видать, нужно импортировать Конфуция.

И да: если кто-то думает, что «потешный» закон о запрете абортов не влияет на экономику, он ОЧЕНЬ ошибается. Это – тоже часть климата. Особенно, когда идет дождь из жаб, то есть из подобных «потешных» законов. Наконец, это уже не смешно и даже не глупо. Хуже.

Яков Миркин:

Открытый вопрос для многих семей

Как сохранить активы семьи тогда, когда этого сделать нельзя?

Что ж, такое чудо случилось. При тотальной национализации. Чудо предусмотрительности.

Василий Поленов, известнейший художник (1844 – 1927), благодаря своей обширной общественной и благотворительной деятельности, обеспечил свою семью на 100 лет вперед, на три – пять поколений в будущем.

Всем известное «Поленово» – построенная им усадьба из многих домов и сооружений, в выбранном им месте на берегу Оки, на обширном участке земли в N га.

Когда в 1917 году жгли и грабили помещичьи усадьбы, Поленов собрал сход крестьян и просил их решения – остаться ему жить у себя дома или уехать. Усадьбу не тронули, семья осталась.

Дальше диктатура пролетариата. Основная идея – отдать все «им», чтобы сохранить активы и семью. Поленов заключил своеобразный «своп» – создал в усадьбе частный музей за право семьи жить в усадьбе. Получил охранную грамоту Луначарского (не подлежит национализации и конфискации). Обеспечил право семьи на управление музеем, то есть на жизнь у себя дома.

В сталинские времена, в тридцатые годы – второй «своп». Все имущество, все коллекции переданы в дар государству за подтверждение права семьи жить в усадьбе и руководить музеем, то есть жить у себя дома. Директорский пост должен был передаваться по наследству только членам семьи при сохранении бывшего личного имущества, коллекций, активов.
Конец 1930-х годов – момент наивысшего риска. Чудом не разграбили, не роздали по учреждениям, сын художника – директор музея – и его жена были репрессированы.

Освобождены в 1944 году в 100-летие Поленова. Семья и ее активы смогли выжить.

Эта нитка дотянулась до сегодняшнего дня.

В 2014 году директор музея – усадьбы «Поленово» – правнучка Поленова. Ей 39 лет. Способность удерживать контроль за активами семьи в далеком будущем.

Истинное чудо «правового и финансового инжиниринга». Сохранение в целостности того, что сохранить было нельзя.

Каждый из нас был бы счастлив сделать это для своей семьи – сохранение активов, надежный кусок хлеба, хотя бы на несколько поколений вперед.

Но «Поленово» – федеральная собственность.

Завершится ли этот круг, спустя 100 лет, реституцией?

Вернется ли имущество, нажитое личным трудом (имение было приобретено на средства от продажи картин), семье, ибо сделка конца 1930-х годов – передача всего имущества в дар государству – по всем признакам была вынужденной?

В Восточной Европе это, скорее всего, случилось бы. Усадьба стала бы частным музеем.

У нас – открытый вопрос для многих семей. Не обсуждается. По-прежнему многие семьи знают свою собственность, бывшую у них до 1917 года, хотя, может быть, уже не смогут доказать право собственности.

Андрей Нечаев:

Тупик системы управления

Я совершенно согласен с Германом Грефом, что нынешняя системы управления в России нацелена на процесс, а не на результат. Происходит имитация деятельности в стремлении угадать реальное желание руководства, которое само дает вниз противоречивые сигналы.

Активность системы управления проявляется в расцвете бумаготворчества и бурных, подчас даже конфликтных процессах согласования документов. При этом каждое ведомство пытается расширить сферу своего влияния, но никак не гарантирует конкретный результат.

Собственно, трудно ожидать иного при нынешней системе формирования управления в России. Если руководители любого уровня подбираются в первую очередь по принципу лояльности и готовности безусловно выполнить указание вышестоящего начальника, то не приходится рассчитывать на «прорывные» идеи и предложения снизу.

Любая реформа всегда несет определенные политические риски. Если критерием успешности власти является ее стабильность и сохранение текущего рейтинга популярности, то ради краткосрочного «успеха» теряется перспектива. Когда процесс принимает затяжной характер, псевдо стабильность превращается в застой.

Человечество давно изобрело лекарство против «бронзовения» власти. Это общественный контроль над ней, высшей формой которого являются выборы. Только сменяемость власти в результате выборов заставляет ее действовать решительно и работать на результат, видимый гражданам-избирателям.

Как шутят в Америке: первый срок президент работает на сохранение власти, а второй срок – на историю. У нас «первый срок» несколько затянулся.

Андрей Нальгин:

О валютных играх граждан

Ну, вот. Началось-поехало.

Прошу прощения за тавтологию, но ярче не скажешь: рубль потерял рубль. К доллару его курс опустился примерно на 1 рубль за сегодня и на 2 рубля с начала недели.

Как пишут банковские эксперты, на фоне сокращения предложения иностранной валюты со стороны компаний-экспортеров участники рынка проявляют больший интерес к покупке доллара против рубля, особенно учитывая сбалансированное позиционирование рынка в настоящий момент.

По уму, на равновесном рынке большего интереса быть не должно, впрочем, это же Россия. Здесь многое может случиться. А пока, выражаясь более понятным языком, заметен спрос на доллар со стороны нерезидентов, это, в принципе, общая тенденция для всех [валютных] рынков, плюс, можно сказать, что сейчас давно ожидаемая коррекция рубля.

Ночью на мировых рынках индекс доллара достиг одномесячного максимума 97,39 пункта. На его стороне свежая американская статистика, которая вышла лучше прогнозов, и готовность ФРС повысить ставки в текущем году, озвученная Джанет Йеллен.

Тут вот еще какой момент интересен.

Как сообщается, российские граждане увеличили активность на внутреннем рынке наличной иностранной валюты как в покупке, так и в ее продаже, но темпы роста предложения наличных долларов и евро опережали темпы роста спроса на них. Об этом говорят свежие данные Банка России.

Конечно, это данные за первый квартал, но вряд ли сейчас ситуация поменялась радикально. Пик спроса физических лиц на иностранную валюту остался позади, чему способствовали рост нефти и относительное спокойствие на Востоке Украины. Полагаю, и в апреле-мае граждане продолжили менять ранее купленные доллары и евро на российские рубли. Массовый валютный спекулянт чаще всего просто следует за рынком. И теряет на этом.

«Сейчас рубль может начать искать уровни, где ЦБ прекратит покупку валюты. Так что пока... тренд на некоторое падение рубля может сохраниться. Доллар имеет локальную цель на 54-55 рубля», — отмечает аналитик Нордеа Банка Дмитрий Савченко.

Вероятно, на такой разворот люди тоже среагируют с опозданием. Покупки валюты начнутся при курсе 55 руб./долл., выход на который станет заметным и сильным сигналом для частников. Отдельный вопрос, зачем заниматься такими спекуляциями. Увы, большинство здесь действуют рефлекторно, опираясь на память о трех крупных валютных кризисах последних 15+ лет.

А вы в такие игры с государством и Центробанком играете?

Spydell:

Вести с экономических полей

Вести с экономических полей. Что творится в российской экономике и банковской системе?

В апреле российские банки вновь стали убыточными. После незначительной стабилизации в марте (тогда была символическая прибыль на уровне 42 млрд. рублей), в апреле был зафиксирован убыток на 23 млрд. рублей. Накопленный финансовый результат российских банков с 1 января по 1 мая 2015 года – это убыток в 17 млрд. рублей (в 2014 году – прибыль в 292 млрд. рублей за аналогичный период, в 2013 год – прибыль в 324 млрд. рублей, в 2012 году + 342 млрд. рублей, в 2011 году + 291 млрд. рублей). То есть регресс очевиден. Стоит отметить, что старт 2015 для российских банков является худшим в современной истории, так как даже в 2009 году была накопленная прибыль в 32 млрд. рублей за 1 мая 2009 года.

Основная причина убытков в 2015 году – это рост расходов на создание резервов по кредитным списаниям и рост процентных издержек из-за повышения стоимости фондирования, виновником чего стал ЦБ РФ (напрямую по второму фактору).

Убытки приводят к вымыванию капитальной базы банков при одновременном увеличении рисков по активам (прежде всего по кредитному портфелю). Объем просроченных рублевых кредитов 2,2 трлн. рублей (+50% к прошлому году) или 6,1% к объему рублевых кредитов (4,1% год назад). Норма достаточности капитала российских банков оторвалась от критического минимума в 10%, но все еще сильно ниже оптимального значения (14-15%).

Дефицит капитала оценивается не менее, чем в 1,5 трлн рублей, учитывая текущую структуру активов банков. Это много.

Делевередж в российской финансовой системе продолжается. Квартальное сжатие рублевого кредитования идет рекордными (с 2009 года) темпами. Ниже представлен график квартального изменения рублевого кредитования по физлицам и компаниям.

С января 2015 года сжатие по кредитам населению составило почти пол триллиона рублей и продолжается по сей день. В процентном отношении сокращение кредитования сильнейшее с 2009 года.

По компаниям чуть лучше. Впервые с января зафиксирован рост рублевого кредитования, но всего на 86 млрд. рублей.

Ситуация вопиюще идиотична. С кредитами населения пока не так страшно, но корпоративное кредитование в рублях должно расти неимоверными темпами и причинами роста должны стать:

1. Рефинансирование внешнего долга в рублевой зоне, а ЦБ РФ должен был сделать все возможное и невозможное, чтобы российские компании занимали на внутреннем рынке. Однако в действительности было сделано ровно противоположное – абсолютно неподъемные и дьявольские условия кредитования – на короткий срок по абсурдным ставкам. В итоге компании в коме.

2. Инвестиционное расширение, как по линии импортозамещения с созданием новых отраслей и подотраслей, так и с целью расширения действующих производственных мощностей. Но вновь, кредитные условия не позволяют развивать долгосрочные окупаемые проекты.

3. В итоге, корпоративное кредитование в 2015 году сократилось на 18 млрд. рублей. Кажется символическое значение, но оно должно было вырасти не менее, чем на 1 трлн. рублей за этот период.

Но настоящая драма творится с балансами у населения.

С момента образования Российской Федерации в текущем формате никогда еще зарплата населения в номинальном выражении не сокращалась в годовом выражении. Никогда до настоящего момента. Таки упали на 0,4% к прошлому году с учетом Крыма и +1% без Крыма. Но даже 1% – это минимальный за всю историю уровень. Случай беспрецедентный и достоит занесения в книгу антирекордов.

Учитывая 17% официальную инфляцию (максимальную с 2001 года), реальная зарплата населения рухнула более, чем на 14%. Падение реальных доходов населения России в 2015 году по темпам в ТРИ раза сильнее, чем в самый тяжелый период кризиса 2008-2009 годов. Текущее падение зарплаты сопоставимо с кризисом 1998 года.

Вполне логично, что рекордное с 1998 года падение зарплат приводит к рекордному падению расходов населения на личное потребление (товары + услуги). Тенденция на снижение начались еще в 2012 году, продолжались до осени 2014 года, а далее отвесное падение. Падение на 9% год к году, что сопоставимо с кризисом 2009 года.

Я пока не углублялся в анализ корпоративного сектора (пром.производство, инвестиции, рентабельность производства и так далее). Беглый анализ показывает, что ситуация худшая с 2009 года и вероятно будет сравнима с 1998 годом (в плане относительной динамики).

Для интересующихся последний отчет Росстата.

Диспозиция не внушает оптимизма.

Пока нет вообще ни одного признака, который бы свидетельствовал о прекращении кризиса. Есть признаки незначительной стабилизация. Инфляция перестала неконтролируемо расти и стабилизируется на уровне 16-17% в год (главным образом за счет укрепления рубля и депревированного розничного спроса).

Банки снизили задолженность перед ЦБ до уровней осени 2014 года, а кредитные спрэды стабилизировались, но дно еще не нащупали. Макроэкономическая и финансовая деградация будет сказываться, как минимум до третьего квартала 2015 года.

Константин Сонин:

Для маленьких коротышек два с половиной года – срок очень большой

На прошлой неделе выступал, в качестве мини-почетного лектора, на церемонии награждения Московской олимпиады школьников. Несмотря на то, что я знал, что там будут пяти-семиклассники (и принимал активное участие в обсуждении задач как раз для них), выступил с совершенно серьезной лекцией про то, что самое трудное и важное для юного экономиста – это не решать экономические задачи, а превращать вопросы про окружающую жизнь в экономические задачи. И придумывать эксперименты, которые позволяют проверять теории – результатом решения экономических задач обычно является маленькая теория. (Кстати, еще более серьезно – мне очень близки соображения Джона Листа, одного из ведущих экономистов нашего времени, про использование экспериментов в преподавании элементарной экономики.)

Заодно дал интервью порталу Олимпиада.ru – заодно придумал теорию, почему нужны для олимпиады (потому что это процесс обучения, мало использующий драгоценный ресурс – в терминах альтернативных издержек – время хороших преподавателей, зато много – дешевый ресурс, время детей). Лишний раз задумался о том, какие герои те, кто составляют-проводят-проверяют олимпиады по экономике. Каждый из этих ребят мог бы легко работать за большие деньги – и это просто героизм, что они в этом участвуют. (И каждый год приходят новые герои – и в этот раз были сильные студенты-добровольцы.) Собственно, я и сам соглашаюсь участвовать, чтобы их поддержать.

В интервью, к сожалению, не вошло объяснение, почему мы подарили 5-7-классникам «Незнайку на Луне» Николая Носова. Сейчас ее практически никто не читает – в прошлом году, когда я спрашивал на «Введении в экономику» студентов СБ (напоминаю, это программа, на которую последние три года идет 2/3 победителей и призеров всероса по экономике), читали ли они ее, руки подняли человека два-три. А надо бы как минимум по двум причинам. Во-первых, исторически это там самая книжка, которую то ли в шутку, то ли всерьез называли своим «учебником» те, кому пришлось в 1991 году подхватить штурвал разваливающейся советской экономики. Во-вторых, это очень интересная книжка, в которой симпатичные герои узнают о том, как устроен реальный мир – пусть это и карикатурный капитализм 1920-х годов в Америке. Пусть и заканчивается все социалистической революцией...

Андрей Яковлев:

Как предотвратить надвигающийся экономический хаос?

Для этого понадобятся как минимум позитивная национальная идея, диалог ключевых элит и отказ от иллюзий либеральной демократии. Пока достижимым представляется лишь последнее

В нашей экономике все больше начинают проявляться специфические черты 1990-х годов. Речь не о макроэкономике и резервах – в сравнении с 1990-ми годами с формальной точки зрения ситуация сейчас на порядок лучше. Речь о неопределенности и о негативных ожиданиях в экономике. По этим критериям мы вернулись на 20 лет назад, причем при сопоставимом уровне неопределенности негативные ожидания сегодня, пожалуй, превышают уровень середины 1990-х годов.

Подчеркну, речь идет не о настроениях граждан, которые еще верят в скорый возврат стабильности 2000-х, а о ощущении экономических агентов, которые принимают решения об инвестициях и развитии бизнеса. А опыт многих стран показывает, что никакие резервы не могут переломить такие негативные ожидания.

По моему мнению, главный источник неопределенности и негативных ожиданий – это утраченное «видение будущего». Здесь возможна аналогия с концом советского периода, когда никто (включая американских «кремленологов») не ожидал масштабного кризиса и распада СССР. В стране не было никакой организованной оппозиции, и режим фактически рухнул благодаря действиям самой власти. Тем не менее, очень большую роль в этом сыграл тот факт, что уже к 1970-м годам советский проект исчерпал себя – но вместо него лидеры КПСС не смогли предложить никакого иного связного «видения будущего». В сочетании с некомпетентностью советского руководства в экономических вопросах (усугубившей развитие кризиса) это стало одной из причин краха СССР и последующего хаоса 1990-х.

В 2000-е путинская элита на фоне восстановления государства и благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры сформулировала и попыталась реализовать свой собственный «проект» – с построением в России кланового капитализма по образцу Южной Кореи 1960-1970-х годов. Кризис 2008-2009 годов показал, что в изменившихся за полвека реальностях глобального рынка и в стране таких масштабов и такой неоднородности, как Россия, эта модель не работает.

После кризиса правящая элита попыталась начать поиски новой модели. Одним из проявлений этих поисков стало возобновление диалога с бизнесом, меры по либерализации экономики, а также разработка Стратегии-2020. Но страшные события «арабской весны» и политические протесты 2011 года остановили этот процесс, заставив правящую элиту встать в «круговую оборону» от внешних и внутренних врагов с одновременным идеологическим «разворотом в прошлое».

Однако, такая «оборонительная» политика, опирающаяся скорее на эмоции, чем на прагматический анализ происходящего, не способна дать ответы на вопросы экономических агентов о перспективах страны и объективно толкает их к выводу активов из страны или уходу в тень. Иными словами, доминирующие сегодня негативные ожидания невозможно переломить без выработки убедительной для общества и для элит новой «модели будущего».

Какой будет новая модель – большой вопрос.

Для новейшей российской истории данный вызов не является уникальным. После кризиса 1998 года на выработку и согласование нового «видения будущего» у российской элиты ушло примерно 1,5 года. Сегодня на фоне деградации институтов политического и общественного диалога этот процесс может оказаться дольше.

Но если тогда практическая реализация новой модели совпала с периодом глобального экономического подъема, то в ближайшие годы мировая экономика явно будет переживать период нестабильности. Поэтому для России очень важно не проесть все резервы и не скатиться в хаос до того, когда элиты, наконец, смогут договориться о новой модели экономического и социального развития.

В какой логике может происходить сегодня выстраивание этого нового «видения будущего» – это большой вопрос. И ответить на него сейчас можно только частично, учитывая объективную реальность и отсекая заведомо нереализуемое.

К элементам объективной реальности относятся настроения «национального возрождения», широко представленные в самых разных общественных слоях и ставшие явными в контексте присоединения Крыма. Исторический опыт показывает, что такие общественные настроения можно использовать в интересах развития – как это происходило в Южной Корее, несмотря на все внутриполитические конфликты и как это сейчас происходит в Китае. Но одновременно они могут открыть путь к национальной катастрофе (как это произошло с Германией в 1930-е годы). Здесь важна позитивная «национальная идея» – которой не хватает в сегодняшних дискуссиях.

Нереализуемыми в наших современных условиях, на мой взгляд, являются идеи «либеральной демократии» – просто потому, что большая часть нынешнего российского общества не готова брать на себя ту ответственность за принимаемые решения, которая заложена в демократические механизмы.

Вместе с тем, любые новые модели и решения по движению к новому «образу будущего» могут быть реализованы только в случае, если они будут опираться на диалог между ключевыми группами в элите. Если в начале 2000-х основные правила игры вырабатывались федеральной бюрократией, олигархами и силовиками, то сейчас сохранение стабильности и преодоление кризиса возможно только при расширении доступа к выработке решений для новых групп – включая успешный средний бизнес, региональные элиты и руководителей организаций бюджетного сектора

Мэтт Иглесиас:

Поделить мир поровну

Карты – отличный способ иллюстрации мира. Я всегда был очарован картами, которые иллюстрируют миры, которые, возможно, были некогда. Поэтому меня привлекла новая версия карты мира от redditor – frayuk, которая поделила мир на 200 стран с равной численностью населения. Это несколько напоминает план Нила Фримена, предложившего перекроить США на штаты с равным по числу жителей населением. Карта frayuk представляет эту идею в глобальном масштабе, что менее знакомо.

Это карта «нового» мира:

frayuk

Нажмите на Северную Америку, и вы можете получить представление, как это работает:

frayuk.

Оказывается, что в Канаде проживает приблизительно 1/200 населения мира, поэтому ее границы остаются неизменными в этом сценарии. Еще несколько узнаваемых мест – Калифорния и Новая Англия, острова Карибского бассейна. Мексика нарублена на три страны, а страны Центральной Америки объединены в одно государство.

Особенно резкие изменения произошли в Азии:

frayuk

Плотность населения в этом регионе выше, чем где-либо еще на Земле. Потому Индия и Китай вместили не одну Канаду в границах своих территорий. Это кусочек карты является мощным напоминанием, как опасны гигантские перенаселенные страны Азии. Китай – одна политическая единица, но в ней проживает больше людей, чем в Европе и Северной Америке, вместе взятых.

Перейдем к Европе:

frayuk

Эти перерисованные линии помогают увидеть, как перекос населения Великобритании смещен к Лондону и юго-востоку. Разделение Италии на две половинки напоминает карту партийных предпочтений жителей страны, а Северные и Балтийские страны должны быть объединены в одну.

Можно и дальше играть с новой картой, смотреть на плотность населения в разных частях света, однако я считаю, что лучше сохранить знакомые контуры границ.

Елена Холодни:

Карта мира на карте США с привязкой к ВВП

Иногда думать о размере вещей помогают нетрадиционные представления обычных вещей. Так, довольно удивительное отображение размеров экономики США представил Институт Марк Пери (American Enterprise Institute's Mark Perry). Он показал, насколько массивна и продуктивна экономика Америки размером $ 16,7 трлн. в глобальном масштабе. Карта сравнивает валовой внутренний продукт каждого штатах США с национальными ВВП других стран.

ВВП крупнейшего американский штата Калифорния по данным на 2013 год составила $ 2,050 трлн., это примерно равно ВВП Бразилии ($ 2,250 трлн.). Но население Бразилии составляет около 200,4 млн. Человек , а в Калифорнии проживают лишь 38,8 млн. человек. Это означает, Калифорния производит примерно столько же, как Бразилия с населением, сокращенным на 80%. С глобальной точки зрения, если Калифорния была бы самостоятельной страной в 2013 году, она вошла бы в десятку крупнейших экономик мира, заняв место недалеко от России, чей ВВП был $ 2,096 трлн. в 2013 году.

Остальные государства показаны на карте ниже:

AEI

Эзра Клейн:

Полная занятость при минимальной зарплате не позволит снять отдельную квартиру в США

Нет ни одного места в США, где рабочий, получающий минимальную почасовую оплату за полный рабочий день, смог бы арендовать односпальные апартаменты менее чем за 30% от зарплаты (это стандартный показатель доступности жилья).

Этот удручающий вывод следует из нового доклада Фонда Национального социального жилья. Для того, чтобы арендовать квартиру, работнику придется выложить более 30% своих доходов во всех штатах:

National Low-Income Housing Coalition

В Техасе рабочий должен проработать 73 часа в неделю для оплаты односпального жилья. В Калифорнии – 92 часа, в округе Колумбия – все 100 часов.

Конечно, есть разница по штатам. Аренда дороже в крупных городах, но в них же и выше минимальная почасовая оплата, чем во всем штате. К сожалению, представленный ниже график из отчета не отражает тот факт, что рост цен за аренду намного выше, чем рост минимальной заработной платы:

National Low-Income Housing Coalition

Диаграмма показывает, что у низкооплачиваемых работников нет почти никакой возможности жить в городах, где лучше платят. Тот факт, что они вынуждены жить вдали от рабочих мест, является основным препятствием для продвижения вверх по лестнице доходов. По данным отчета Института Брукингса, , что средний житель США должен потратить на дорогу более 90 минут, только 30% рабочих мест находятся вблизи от жилья или на расстоянии, доступном быстрее, чем за полутора часа.

Недавнее исследование отслеживает жизнь 5 млн. детей, начиная с 1980-х годов. Ученые учитывают все факторы, влияющие на жизнь этих людей и связанные с их окружением и местом жительства (например, уровень преступности, школы и уровень неравенства) и оценивают их шансы на более высокий доход, чем получали их родители. Среди всех влияющих факторов ученые выделили большое влияние среднего время, которое уходит на дорогу от дома до работы. Подробности исследования можно найти в полном отчете Фонда Национального социального жилья, который учитывает не только национальный уровень, но и дает данные по каждому штату.

Акин Йодель:

Индекс продаж домов вырос до девятилетнего максимума

Индекс продажи домов вырос больше, чем ожидалось, и поднялся в апреле до самого высокого уровня за последние девять лет. Эти данные приводит Национальная ассоциация риэлторов (НАР). В апреле продажи выросли на 3,4% по сравнению с мартом и 13,4% в годовом исчислении. Индекс поднялся на 112,4 в апреле, самый высокий уровень с мая 2006 года.

Согласно Bloomberg, экономисты прогнозировали, что рост продаж домов вырастет на 0,9% за месяц и 10,9% в годовом исчислении. В марте на фоне ожиданий рост продаж домов увеличился на 1,1% по сравнению с предыдущим месяцем и 13,4% в годовом исчислении.

Главный экономист НАР Лоуренс Юн написал в отчете: «Риэлторы отмечают повышенный спрос на жилье в пригородах с удобной транспортной доступностью. Потому домовладельцы находятся в выгодной ситуации: цены растут, так как спрос превышает предложение этой весной. Есть большое число покупателей, конкурирующих за ограниченное число домов, доступных для продажи. В результате, цены на жилье растут и как следствие, растут другие рынки».

Каллен Роше:

Банковское дело – это комплекс, потому что мир изменился

Писательница Френсис Коппола написала хороший пост объясняющий ее взгляд на банкинг. Я хочу расширить ее представление, потому что важно понять, что мы подразумеваем, когда говорим «Банковское дело», государственная политика и высказываем идеи, что банки «слишком большие, чтобы обанкротиться».

Были времена, когда банковское дело было действительно скучно. Банки в основном давали кредиты, которые входили в систему физической платежей (в буквальном смысле, банкиры проводили физические проверки). Это был очень простой процесс, потому что экономика была довольно простой машиной. Этот мир давно ушел, и гиперглобализация и технологические изменения полностью изменили ландшафт. Банки превратились в массовые сложные международные технологические компании, которые входят в очень сложную сеть финансовых рынков, кредитных рынков и платежных систем. Банки не только традиционные старые скучные "банки", потому что наша финансовая система в настоящее время гораздо больше, чем просто системы кредитования и платежей.

Эта новая система выросла в сложную взаимосвязь лиц, потому что был большой спрос на нее. Индустрия финансовых услуг не просто выросла из воздуха, потому что банки решили начать торговать. Например, 100 лет назад фермер мог заложить будущий урожай кукурузы, но подвергался риску из-за неустойчивой погоды на Среднем Западе. Фьючерсные рынки выросли в основном из спроса, чтобы установить определенность в сельском бизнесе. В сырьевом секторе фьючерсы позволили фермерам хеджировать свои риски в определенные товарные рынки и создать более стабильную бизнес-модель. Естественными участниками этого рынка страхования стали банки и учреждения – специалисты в управлении рисками. Экономика выросла и стала более сложной, банковская система и индустрия финансовых услуг стали более сложными, как рынок вырос, чтобы удовлетворить растущие требования для различных типов управления рисками.

Ключевым моментом остается тот факт, что индустрия финансовых услуг не становится менее сложной. На самом деле, технология помогает сделать его более непрозрачным, автоматизированным и сложным. В реальности мы живем в денежной мире, который обслуживает все более сложную и взаимосвязанную глобальную финансовую систему, есть вероятность того, что финансы станут только сложнее и сложнее. Возвращаясь к тезису, что «банковское дело должно быть скучным», отмечу, что банкинг адаптировался к все более и более сложной глобальной финансовой системе.

Банковская система не может и не должна быть скучной, потому что традиционная банковская бизнес-модель не может должным образом обслуживать сложный мир, который мы имеем сегодня. И мы по-прежнему будем видеть неизбежные подъемы и спады финансовой системы. Мы можем ограничить пределы финансовых рисков, но мы не можем сделать финансовые услуги менее сложными, поскольку применение новых технологий усложняют процессы, но приходят в нашу повседневную жизнь и становятся ее частью.

София Симонова , Банкир.Ру