Все
разделы

Публикации

Как отразить санкции в отчетности по МСФО, не навредив компании

Большинству компаний, которые применяют МСФО, придется отразить в отчетности по итогам 2014 года влияние на финансовые показатели санкций и геополитической обстановки.

Сделать это так, чтобы не вызвать вопросов аудиторов и не отпугнуть инвесторов и кредиторов, помогут результаты опроса представителей реального бизнеса и экспертов по МСФО, который провел журнал «Финансовый директор» совместно с АССА.

Последствия санкций прочувствовали все компании, работающие в России. Хотя в отдельных секторах степень их влияния и отличается (см. таблицу). В промежуточной отчетности по МСФО раскрывать их эффект, чаще всего негативный, не требовалось, а вот в годовой это сделать придется. Поскольку компании с такой необходимостью сталкиваются впервые, то основной вопрос, который беспокоит финансовых специалистов: как это сделать правильно, чтобы выполнить требования МСФО, успешно пройти аудит, но и не навредить своей компании излишней откровенностью?

Факторы, которые важно отразить в годовой отчетности

Прежде всего определимся, раскрытию какой информации в отчетности по МСФО по итогам 2014 года пострадавшие от санкций компании должны уделить особое внимание.

Формально в МСФО никаких дополнительных требований не появилось. Компании обязаны в соответствии с IFRS 7 раскрывать информацию как минимум о рыночном риске (который состоит из валютного, процентного риска и риска колебания цены), риске ликвидности и о кредитном риске. Но экономическая ситуация накладывает отпечаток на корректировку стратегий компаний и ожидания инвесторов. А они будут ожидать от компаний более четкой и прозрачной отчетности, более глубокого анализа их положения и обоснования различных сценариев развития на краткосрочные и долгосрочные периоды. Что для этого нужно сделать?

1. Показать более глубокий анализ страновых, валютных, процентных рисков, а также рисков ликвидности. «Надо провести детальный анализ чувствительности выручки, активов и капитала компании к изменениям как минимум процентных ставок по заемным ресурсам и колебанию валют», — поясняет Анастасия Терехина, ACCA, менеджер департамента аудита компании «Мазар». Тут практически нет неинтересных вопросов: как компания управляет валютным риском, что будет делать с ухудшающимся кредитным качеством клиентов, как повлияет удорожание кредитов, как скажется увеличение цен. При этом эксперты советуют не ограничиваться только одним наиболее вероятным или выгодным сценарием развития событий. Стоит показать, что компания готова к разным вариантам, анализирует и снижает текущие риски путем хеджирования. «Не стоит забывать, что раскрытие по рискам — это хорошая возможность для менеджмента рассказать „свою историю“ того, как компания эффективно управляет ими. Почему-то многие очень боятся болтнуть лишнего и стараются придерживаться минимума, а надо смотреть скорее на достаточность», — добавляет Руслан Голованов, АССА, директор департамента МСФО ООО «РосКорп».

2. Показать четкое понимание, какие факторы привели к снижению прибыльности, падению выручки и, возможно, убытку. Это пользователи тоже обязательно захотят увидеть в отчетности. В связи с этим большую роль в раскрытиях по риск-менеджменту и прочих примечаниях к финансовой отчетности будет играть четкое разграничение влияния внешних и внутренних факторов. «Важно показать, какая доля выручки потеряна из-за курсов валют и геополитической ситуации, какая — из-за подорожания заемных ресурсов», — уточняет Анатолий Шевченко, менеджер департамента аудита компании «Мазар». Тем самым инвесторы будут видеть реальную картину бизнеса и понимать вес факторов, которые привели к текущей ситуации, и носят ли эти факторы временный или постоянный характер.

3. Упомянуть в раскрытии информации о геополитических рисках, об ожидаемых положительных изменениях. В частности, что в среднесрочной перспективе ключевая ставка ЦБ РФ не сможет держаться на прежнем уровне, она начала снижаться и, очевидно, будет существенно меньше уже к концу года. Также можно упомянуть о нормализации экономической ситуации после стабилизации цен на нефть, о неизменно высоком уровне золотовалютных резервов РФ, об ожидании снятия санкций в отношении России. Следует пояснить, насколько компания вовлечена во внешнеэкономическую деятельность, то есть насколько она подвержена режиму санкций и иных ограничений. Руслан Голованов также обращает внимание, что поскольку ситуация развивается достаточно быстро, то, возможно, значительная часть раскрытий в отношении геополитических рисков будет опубликована в приложении о событиях после отчетной даты. Кстати, существенные колебания валюты и стоимости активов относятся к раскрываемым событиям после отчетной даты.

4. Уделить особое внимание раскрытию качественных характеристик рисков ввиду неоднозначных или даже негативных данных об их количественных показателях. В данном случае следует опираться на информацию о том, как компания планирует осуществлять операционную деятельность. «Допустим, значительная часть поставок оплачивается авансом и, таким образом, у компании не возникает существенных кредитных рисков. Или, несмотря на то, что рынок кредитования закрылся, в краткосрочной перспективе компании не требуется перекредитование, а ее операционный денежный поток позволяет погашать текущие платежи по процентам и телу долга. В среднесрочной же перспективе у нее будет доступ к стабилизировавшемуся рынку кредитования», — приводит примеры Руслан Голованов.

5. Рассказать о том, как компания будет сама финансировать свою деятельность и преодолевать трудности. Речь может идти о продаже активов, части бизнеса, сокращении расходов и т. д. А вот публиковать в текущей отчетности рейтинги банков, где открыты у компании счета и депозиты, Руслан Голованов не рекомендует: рейтинг России спекулятивный или на самой нижней ступени инвестиционного. Это означает, что у всех эмитентов РФ рейтинги на одну ступень ниже как минимум, то есть у всех он спекулятивный.

Таким образом, в отчетности по МСФО за 2014 год особое внимание нужно уделить раскрытию информации о рисках. При этом, по мнению крупных аудиторских компаний, раскрытие по финансовым рискам должно идти одним из первых в приложениях к отчетности. Также стоит обратить внимание, что несколько лет назад концепция осмотрительности была заменена в стандартах концепцией нейтральности, то есть если раньше было принято смотреть на отчетность консервативно-пессимистично, сейчас достаточно просто независимо. Хотя менеджменту это сложно выполнить. Можно привлечь внешних оценщиков, других консультантов, оценки которых принимаются в отчетности.

Внимание на формулировки

Мнения экспертов насчет того, можно ли компании ограничиться в отчетности за 2014 год общими и нейтральными формулировками, не раскрывая информацию о понесенных убытках или об оценке возможных рисков, связанных с санкциями, разделились.

Нельзя. Руслан Голованов, АССА, директор департамента МСФО ООО «РосКорп», напоминает, что компании обязаны раскрывать риски в силу IFRS 7. Иначе встает вопрос о цели отчетности: общие формулировки не всегда могут отразить полную картину, а значит, доверие регуляторов и инвесторов к отчетности будет ниже. И наконец, неопределенные перспективы повлияют на управленческие решения. Одну из распространенных общих формулировок привел в качестве примера Анатолий Шевченко, менеджер департамента аудита компании «Мазар»: «Руководство компании осуществляет мониторинг всех изменений в текущей ситуации и принимает все необходимые меры. Компания уделяет значительное внимание анализу рисков своей деятельности и раскрывает всю необходимую информацию о политике управления рисками в примечаниях к финансовой отчетности». Но при ее использовании пользователи будут ожидать конкретики о политике управления рисками и методах хеджирования в соответствующей части отчетности.

Можно. Часто компании не хотят излишне «нервировать» инвесторов и кредиторов, а к тому же стараются не раскрывать свои внутренние профессиональные секреты и рыночные преимущества. И Елена Михеева, независимый финансовый консультант, FCCA, эксперт по МСФО, считает, что в финансовой отчетности достаточно выполнить по минимуму требования по раскрытию информации и не рассказывать лишнего, оставив детали для управленческой отчетности. Хотя в этом случае и высока вероятность, что при закрытии года с аудиторами на эту тему придется провести агрессивные переговоры.

Как грамотно подать обесценение активов

Одной из центральных тем для обсуждения с аудиторами в этом году будет подход компаний к оценке финансовых и нефинансовых активов и их обесценению. Поэтому опрошенные эксперты подробно рассмотрели эти вопросы.

Финансовые активы. Раскрывать информацию об обесценении финансовых активов можно в соответствии с IAS 39 или IFRS 9, который был принят в 2014 году. Если компания продолжает применять IAS 39, то она обязана проводить проверку на наличие объективных признаков обесценения. При этом убытки, ожидаемые в результате будущих событий, не признаются вне зависимости от степени их вероятности. А снижение справедливой стоимости финансового актива ниже фактических затрат или амортизируемой стоимости не обязательно является подтверждением обесценения. Также необходимо проанализировать деятельность компании по хеджированию рисков:

  • определить, будет ли применяться учет операций хеджирования в соответствии со стандартом;
  • оценивать возможное обесценение, принимая во внимание деятельность, направленную на снижение влияния риска.

Способ переиграть валютные риски

То, как отразятся курсовые разницы на финансовом результате за 2014 год, зависит от способа учета валютных рисков. Показателен в этом плане пример компании «Роснефть», которая совсем недавно воспользовалась методом «очистки» чистой прибыли от бумажных убытков.

Основной объем выручки и значительная часть кредитного портфеля «Роснефти» номинированы в долларах. И на фоне возросшей волатильности рубля еще в III квартале 2014 года убыток компании от курсовых разниц составил 95 млрд рублей, а за IV квартал он мог достичь 330 млрд рублей по текущему курсу. Учитывая, что «Роснефть» отражала изменения курсовых разниц при переоценке задолженности напрямую в отчете о прибылях и убытках, единовременный пересчет всего кредитного портфеля в конце отчетного периода мог исказить эффект от фактических валютных рисков, относящихся к текущему периоду. Но компания с 1 октября 2014 года при учете курсовых рисков стала следовать IAS 39, согласно которому возникающие при переоценке валютных кредитов в рубли курсовые разницы временно признаются в прочем совокупном доходе в составе капитала. А на размер чистой прибыли за отчетный период влиять они не будут.

Руслан Голованов рекомендует обратить внимание на новый стандарт IFRS 9, поскольку он имеет ряд преимуществ по сравнению с прежним стандартом. Так, IFRS 9 разделен на три блока с учетом классификации финансовых активов: оцениваемых по амортизируемой стоимости, по справедливой через отчет о прибылях и убытках и справедливой через прочий совокупный доход. В основе классификации должна лежать бизнес-модель компании и то, как менеджмент управляет или не управляет рисками. Наиболее актуальное нововведение этого стандарта, пожалуй, замена модели понесенных убытков в IAS 39 моделью ожидаемых кредитных убытков (expected credit loss model), в основе которой — отслеживание кредитного качества финансовых активов. И, наконец, стандарт вводит новый порядок учета операций хеджирования: если по IAS 39 многие операции невозможно было учесть как операции хеджирования, хотя они по сути таковыми являлись, то в IFRS 9 упрощены требования по эффективности, допускается использование в одном инструменте больше одной хеджируемой статьи, а также предусмотрена возможность относить изменение стоимости инструментов хеджирования на прочий совокупный доход (пока хеджируемая статья не начала влиять на отчет о прибылях и убытках).

Нефинансовые активы. Их обесценение происходит в соответствии с IAS 36: анализируются признаки обесценения, если они присутствуют, то считается возмещаемая стоимость. В этом году внешние признаки по многим активам налицо: снижение их рыночной стоимости, повышение процентных ставок, зачастую превышение балансовой стоимости чистых активов над капитализацией компании. Возмещаемую стоимость считать будет затруднительно: ставка дисконтирования традиционно является объектом спора между аудиторами и менеджментом. Ее придется пересмотреть, предупреждает независимый финансовый консультант, FCCA, эксперт по МСФО Елена Михеева: применяемую в первой половине 2014 года WACC, которая отражает среднюю процентную ставку по всем источникам финансирования, нельзя использовать. Руслан Голованов советует при определении ставки дисконтирования отталкиваться от текущей стоимости фондирования компании. При этом стоимость капитала будет существенно выше, чем в обычных условиях. В любом случае важно понимать, насколько сильно выглядит бизнес-модель компании и насколько близко соответствует факт этой модели.

Вот что советуют сделать эксперты компании «Мазар», чтобы избежать сложностей:

  • заранее согласуйте с аудиторами методы расчета обесценения активов и ключевые допущения, используемые в расчетах, в том числе используемую ставку дисконтирования, данные рейтинговых агентств и т. д.;
  • особое внимание уделите оценке вновь приобретенного гудвила и обесценению существующего гудвила. Основная проблема состоит в том, что его оценка во многом зависит от субъективных факторов и мнения руководства;
  • если активы оцениваются по справедливой стоимости, то заранее согласуйте источник ее получения и внимательно отнеситесь к надежности данных оценок, будь то независимый оценщик, оценочная компания или же информация с торговых площадок.

При наличии в отчетности гудвила особое внимание уделите подготовке прогнозируемых потоков единиц, генерирующих денежные средства. К анализу клиентской базы и поставщиков дочерних компаний следует привлечь не только финансовых менеджеров, но и операционных, рекомендует Елена Михеева. А если у компании есть активы на территории Украины или Крыма, целесообразно раскрывать информацию и проводить тесты по ним отдельно от других активов. С учетом текущей экономической ситуации эксперты рекомендуют детально пояснить то, каким образом компания пришла именно к той цифре обесценения, которая показана в отчетности. То есть чтобы она вызывала большее доверие пользователей, надо раскрыть информацию, которая заложена в первоначальных расчетах. Им будет важно увидеть допущения и методики оценок, понять, как они адаптированы к экономическим реалиям. В частности, стоит давать детальные обоснования будущих денежных потоков, указывать критерии выбора и расчета ставки дисконтирования, а также указывать прочие возможные существенные суждения и оценки.

Возможно, в силу разных факторов будет затруднительно посчитать корректно сумму обесценения (неопределенность в части доступности заемных средств или сложности с прогнозированием валютных денежных потоков). В этом случае следует раскрыть в примечаниях к отчетности информацию о возможных убытках от обесценения, чтобы подготовить пользователя отчетности к тому, что в следующих периодах при прояснении ситуации он может увидеть негативные финансовые последствия каких-либо событий. Также рекомендуется раскрыть те факторы, которые могут привести к увеличению суммы обесценения.

Как настроены аудиторы

Предстоящие аудиторские проверки годовых отчетностей будут испытанием как для компаний, так и для аудиторов. Между тем эксперты отмечают, что настрой аудиторов в данной ситуации скорее позитивный, чем негативный. Но готовиться к аудиту тем не менее следует, еще формируя годовую отчетность.

Особое внимание в этом году аудиторы уделят, как мы уже сказали, подходу компаний к оценке финансовых и нефинансовых активов и их обесценению. Поэтому действительно целесообразно методологические аспекты согласовать с ними заранее.

Также они будут пристально изучать оценку допущения непрерывности деятельности компаний в соответствии с ныне действующими федеральными стандартами. Поэтому будьте готовы к тому, что объем запрашиваемой информации будет больше и проверка соответствующих планов и прогнозов будет более детальная. Рекомендации опрошенных экспертов в данном случае — подготовить более подробные обоснования и быть готовыми к возможным дискуссиям на эту тему с целью отстаивания того или иного сценария развития.

Еще остается открытым вопрос, как аудиторы из международных компаний будут оценивать отчетность организаций, которые ведут деятельность одновременно в России и Украине, а также в Крыму, ведь оценки политических событий государствами и компаниями, работающими в них, различаются.

В то же время, признавая важность согласования вопросов с аудиторами, Руслан Голованов считает основополагающим то, как компания реагирует на меняющуюся экономическую конъюнктуру. Аудиторы готовы рассмотреть любую ситуацию и в каких-то вопросах пойти навстречу, принимая во внимание, что ситуация развивалась достаточно стремительно, а отчетности уже вовсю подписываются. Но они не ответственны за риск-менеджмент компании и могут констатировать только, что он есть или его нет, недостаточно эффективен. Поэтому здесь бремя лидерства в согласовании позиции компании целиком и полностью на стороне вашей компании, добавляет эксперт. К тому же многие организации сейчас сокращают расходы, в том числе на аудит, и на сжимающемся рынке аудиторские компании становятся более клиентоориентированными, готовы рассматривать самые нетипичные ситуации, вплоть до методологического согласования с офисами в других странах, если аудиторская компания является частью глобальной сети. Поэтому надо идти от базовых понятий: подтверждение непрерывности деятельности (going concern), возможность стабильно вести операционную деятельность, только затем возможное развитие и связанная с этим оценка конкретных активов.

На что обращать внимание в отчетности компаний за 2014 год

Финансовому директору также предстоит изучать годовую отчетность других компаний. Особенно интересны, по мнению Елены Михеевой, следующие разделы годовой отчетности компаний по МСФО:

  • вступительная часть с информацией об общих рисках компании, включая геополитические, экономические, налоговые;
  • заключительная часть с информацией по рискам по IFRS 7 и IAS 10;
  • информация по тесту по обесценению финансовых и нефинансовых активов, деловой репутации, включая комментарии по выбору ставки дисконтирования и прогноза денежных потоков;
  • для банковского бизнеса показательно движение по резервам на обесценение по ссудам;
  • оценки справедливой стоимости активов (если требуется) по МСФО 13 при отсутствии активных рынков;
  • возможное заявление об изменении функциональной валюты группы (от рубля к доллару, например).

Руслан Голованов рекомендует обращать внимание на то, как компании управляют своими финансовыми рисками: не были ли нарушены ковенанты по кредитным договорам, как компания планирует рефинансировать займы, если ожидается их погашение, способна ли она вести операционную деятельность в текущих условиях или ей необходима поддержка акционеров и государства. Вся эта информация содержится в раскрытии по финансовым рискам, и именно она могла существенно измениться и повлиять на стоимость компании.

Также изучите отчетность на предмет возможностей, если вы анализируете ее, как инвестор: как компания смогла сжать расходы при снижении выручки, каковы перспективы ее развития (новые рынки, повышение цен на ее товары и услуги). Эта информация содержится в раскрытии по сегментам, например. Анастасия Терехина считает, что инвестору, помимо таких показателей, как денежные потоки от операционной деятельности, динамика операционной прибыли, процент резервирования от величины различных активов, подвергающихся обесценению, не лишним будет ознакомиться с факторами обесценения и прочими сопутствующими раскрытиями.

Если же отчетность по МСФО публикуется в составе годового отчета, то необходимо подробно остановиться на план-факт анализе деятельности организации и оценить разумность объяснений причин различных отклонений. Также стоит сопоставить видение руководством дальнейшего развития компании с тенденциями развития отрасли и экономики в целом.

Важно изучить и степень влияния на доходность компании внешнеэкономических факторов. «В частности, постарайтесь оценить эффект на капитал и прибыль компании от колебания курсов валют по различным сценариям, от колебания рыночных котировок ценных бумаг, процентных ставок, от ограничения импорта/экспорта и прочих негативных мер, вызванных санкциями, и, безусловно, нужно оценить методы хеджирования указанных рисков», — рекомендует Анатолий Шевченко.

И наконец, немаловажно проверить наличие оговорок в аудиторском заключении.

Материалы для скачивания: FD_03_15_Kurs_Issledovanie.docx 21 КБ

«Финансовый директор»