Все
разделы

Публикации

Колдобины мировых рынков, свежие данные по полету вниз, вынужденное доброволие, инвестируйте в трицератопсов

Сегодня в блогах: Яков Миркин, Максим Авербух, Николай Кащеев, Михаил Корчемкин, Марина Шпагина, Игорь Николаев, Анатолий Гавриленко, Мэтт Иглесиас, Томас Херст, Лиз Флора, Каллен Роше.

Яков Миркин:

Экспортная экономика

В декабре 2014 года девальвация, шок, экономика слетела на несколько ступенек вниз. И там и остается.

Мы – экспортная экономика. Мы живем за счет экспорта. Мы зависим от импорта. Появились свежие данные.

Что там, в этой «святее всех святых»?

Экспорт
в текущих ценах, млрд. долл.
Январь 2015 года к январю 2014 года – 71,3%;
февраль 2015 года к февралю 2014 года – 81,7%,
март 2015 года к марту 2014 года – 69,0%.
Импорт
в текущих ценах, млрд. долл.
Январь 2015 года к январю 2014 года – 59,2%;
февраль 2015 года к февралю 2014 года – 65,4%,
март 2015 года к марту 2014 года – 62,6%.
Пока провал. Сохранение провала.
И март – ухудшение.
Злые гуси – лебеди.

Импорт из дальнего зарубежья.
За апрель есть пока данные только по нему.
В текущих ценах, млрд. долл.
Январь 2015 года к январю 2014 года – 59,2%;
февраль 2015 года к февралю 2014 года – 66,2%,
март 2015 года к марту 2014 года – 66,0%.
Апрель 2015 года к апрелю 2014 года – 58,0%.
Пока так же.
Январь – провал,
февраль – восстановление,
март, апрель – все хуже.
Может быть, с лагом отражает в 2 -3 месяца динамику цен на сырье.
Что еще?

Важнее всего – импорт машиностроительной продукции из дальнего зарубежья.
Именно он – модернизация, технологии, будущее.
Январь 2015 года к январю 2014 года – 55,4%;
февраль 2015 года к февралю 2014 года – 66,5%,
март 2015 года к марту 2014 года – 63,3%.
Апрель 2015 года к апрелю 2014 года – 53,5%.
Та же железная логика.
Провал больше, чем в целом по импорту.
Апрель – хуже всего.
Есть ли хорошие новости?
Нетленно и сохраняется, присно и вовеки веков, счастье наше – положительное сальдо торгового баланса, которое потом разлетается по нашей экономике, бюджету и, конечно, по заграницам, будучи выведенным из страны в миллиардах долларов.
Сальдо торгового баланса = Экспорт товаров минус импорт товаров
Его величина = $48,3 млрд. за первый квартал 2015 года.
Не так уж плохо.
Здесь мы кормимся.
Всего на 12,2% ниже, чем в первом квартале 2014 года.
Жить можно.
Но смеяться и хлопать в ладоши не стоит.
Чистый вывоз капитала банками и предприятиями в 1 квартале 2015 года – $32,6 млрд.
Почти все, что заработали (экспорт минус импорт), то и вывезли за кордон (с учетом вечно отрицательного сальдо баланса услуг).

Что дальше?
Наблюдаем, морщимся, смотрим.
Помним, что сырье на мировых рынках чуть-чуть подорожало и, может быть, хотя бы край солнца взойдет из-за свинцовых туч.
С другой стороны, рубль укрепился. Он опять переоценен. Это стимулирует импорт, подавляет экспорт.
Окончательный результат – неизвестен.
Но пока все было ниже и хуже.
Мотаемся по колдобинам вслед за мировыми ценами на сырье, долларом и рублем.

Максим Авербух:

Семь лет стагнации

У Росстата есть такой показатель, как стоимость ФНТУ – фиксированного набора товаров и услуг.

ФНТУ – чуть лучший показатель, чем рассчитываемый тем же Росстатом индекс потребительских цен (ИПЦ).

Лучший по причине того, что если при расчете ИПЦ Росстат без зазрения совести меняет входящие в него позиции, выкидывая те что подорожали сильнее прочих и вставляя на их место те, что подорожали слабее, то ФНТУ – именно что фиксированный набор товаров и услуг.

То есть входящие в него товары и услуги в нынешнем 2015 году – ровно те же самые, что были в 2002 году.

Да, дальше Росстат выбирает для расчета ФНТУ наименьшие цены, но все-таки в случае с ФНТУ мы сравниваем сравнимое – в отличие от ИПЦ.

Дальше немного статистики:

Стоимость ФНТУ в марте 2008 года – 6 533руб.
Стоимость ФНТУ в марте 2015 года – 12 830 рубля.

Средняя зарплата в марте 2008 года – 16 172 рубля.
Средняя зарплата в марте 2014 года – 33 205 рубля.

Нетрудно вычислить, что за 7 лет реальная зарплата в России выросла на 4,5%.

Для сравнения – за тот же период реальная зарплата в Китае выросла на 87% и стала больше российской (в Китае так же и цены чуть ниже, чем в России – примерно на 9%).

Отмечу, что средняя для семилетнего периода 2008-2014 годов стоимость нефти Брент – $95 за баррель (российская нефть Юралс стоила чуть дешевле).

Для России подобные сверхвысокие цены на нефть играют «в плюс», для Китая же – «в минус».

То есть 2008 год – последний год, когда в России росла реальная заработная плата.

В следующие шесть с лишним лет она была практически неизменна.

Примечательно так же, что согласно тем же данным Росстата в 2008 году практически прекратилось снижение численности населения с доходами ниже прожиточного минимума: 2007 год – 18,8млн. человек, 2014 год – 16,1млн. человек.

Притом, что за предыдущие 7 лет (2001-2007 годы) численность такового сократилась с 42,6млн. человек в 2000 году до 18,8 млн. человек в 2007 году.

Опять же примечательно то, что согласно данным Росстата в 2014 году по отношению к 2008 году ВВП России вырос всего на 5%.

Единственный отрадный факт заключается в том, что производительность труда в 2014 году была на 14% выше, чем в 2007 году.

Таким образом, базируясь на официальных данных Росстата, можно ответственно заявить, что в 2007/2008 годах в России началась стагнация.

Томас Херст:

Индекс доверия не совпадает с индексом потребительских цен

Индекс потребительского доверия Nielsen в России упал ниже уровня, характерного для финансового кризиса. Почти одна пятая (18%) россиян зарабатывать только на еду и другие предметы первой необходимости.

Индекс потребительского доверия Nielsen снизился на семь единиц в первом квартале 2015 года до 72 пунктов, а спад в России при высокой инфляции потребительских цен подорвали оптимизм в будущее.

Если рассматривать это значение в перспективе, то в первом квартале 2009 года, когда мировая финансовая система находилась в свободном падении после распада Lehman Brothers, индекс не опускался ниже 75. Даже в худшие времена Великой рецессии только 4,7% опрошенных россиян заявили, что имеют минимум денег для выживания. Сегодня таких граждан в три с лишним раза больше. Другие статистические показатели в российской национальной экономике столь же мрачные. По данным Росстата, официального статистического бюро страны, реальные располагаемые доходы падают пятый месяц подряд, в марте на 1,8%, в феврале на 1,6% и 0,8% по итогам 2014 года.

Цифры показывают, на кого упало бремя экономического спада в России. В то же самое время банки страны и государственные предприятия получили миллиарды долларов наличными для спасения от банкротства, граждане страны вынуждено были взять на себя бремя галопирующей инфляции (в настоящее время около 17% годовых), нехватку импортного продовольствия и в общем стагнацию отечественной экономики.

По словам данным РБК, 55% россиян в настоящее время вынуждены экономить на одежде, 48% говорят, что они сокращают затраты на отдых.

Центральный банк России неоднократно подчеркивал важность сосредоточения внимания на слабости отечественной экономики за последние месяцы. ЦБ РФ указывает на низкую производительность труда, низкий уровень инвестиций и сокращение потребительского спроса как основных причин для беспокойства.

Вопрос теперь в том, хочет ли и может ли Кремль реагировать на ситуацию. Ведь падение цен на нефть может быть временным, но вера ее граждан в их будущее процветание – это то, в чем Россия отчаянно нуждается, если хочет перестать зависеть экономиечски от экспорта сырьевых товаров.

Николай Кащеев:

Диспозиция сейчас

И притом никто, никто, судя по рыночному шуму, не придает этой коррекции значения. Что по известным законам рынка должно заставлять держать ушки на макушке, тем более, что технически скоро – интересные уровни.

Хочу сделать одно замечание: товарищи, которые наслаждаются тем, что «нефть не $20, накося-выкуси» (такие случаются), вы не в теме. $20 и не должно было быть. И $30 – нет. Но даже $80 не сильно помогут вам в том, на что вы, как понятно, рассчитываете. Забудьте про нефть, другие вещи должны интересовать тех, кто не усердствует в совсем неблагом деле: попытаться «провернуть фарш назад».

Михаил Корчемкин:

Динамика цен на газ

По оценке МВФ, в апреле этого года цена российского газа на границе Германии составила $7,39 за миллион БТЕ или $236 за тысячу кубометров (по стандартам отчетности Газпрома).

Во втором квартале цена для Украины составляет $7,74/MMBtu. Сравнивать цены не стоит, поскольку условия поставок в Германию и на Украину очень разные.

Мы прекрасно видим, что динамика цен сейчас идет таким образом, что цены в III квартале, по-видимому, будут еще ниже, чем во II квартале, – рассказал Алексей Миллер на недавней конференции в Берлине.

Для справки: В четвертом квартале 2008 года цена российского газа на границе Германии достигла $16.02/MMBtu, а в августе-сентябре 2009 года упала до $6.18/MMBtu.

Марина Шпагина:

Варварская девальвация

Вопреки канону, в результате неконтролируемой девальвации пострадали не только импортеры. Российские экспортеры по итогам прошлого года также списали в убытки сотни миллиардов рублей.

Все отлично помнят, что произошло с рублем в конце прошлого года – он утонул. Вместе с ним тонут импортеры. Показательный пример – продажи автомобилей: в этом секторе велика доля импорта готовой продукции и комплектующих. По данным «Автостата», продажи новых автомобилей в апреле сократились более чем 25% (год к году). Вторичный авторынок рухнул на 30–40%. Если так пойдет дальше, к концу года обанкротится каждый пятый автодилер. Автопроизводители уже покидают российский рынок.

Но что же произошло с экспортерами? Если компания значительную часть выручки получает в подорожавших долларах, а расходы у нее в подешевевших рублях, ее прибыль должна бы вырасти. Однако вместе с курсом рубля ко дну пошла и немалая часть выручки экспортеров.

Сейчас российские компании начинают публиковать годовую отчетность. Вот реальный пример из жизни одного производителя экспортного товара, крупнейшего в мире в своей сфере: рост выручки за 2014 год – 18%, рост валовой прибыли – почти 50%, прибыль от операционной деятельности – рост почти в два раза, чистая прибыль… Ан нет. Компания понесла убытки свыше 10 млрд. рублей. Тогда как в 2013 году, при «завышенном», как считается, курсе рубля, ее прибыль превышала 8 млрд. рублей.

Одна из причин убытков экспортеров очевидна: рублевая стоимость их внешних заимствований – гигантских в ряде случаев – выросла почти вдвое. Но есть еще одна причина, о которой мало кто задумывается, и она также прямо связана с резким падением курса рубля.

Все без исключения крупные компании хеджируют риски роста/падения курса валюты. Наиболее популярный инструмент такой страховки – покупка опциона Put и продажа опциона Call с разными ценами исполнения сделок. Покупатель опциона Put (условная компания А) получает право продать валюту по заранее определенной цене. Держатель опциона Call получает право в любой момент приобрести (у компании А) валюту по заранее определенной цене, и она обязана исполнить этот контракт.

Если курс валюты держится в пределах между ценами исполнения сделок, компания А не получит ни убытка, ни значительной прибыли. Но в случае, если курс валюты резко вырастает, компании А придется потратить значительно больше рублей, чтобы купить валюту на рынке и исполнить контракт.

Но это еще не все. В случае резкого роста курса валюты и процентных ставок компания А должна увеличить обеспечение под исполнение опциона Call, т.е. довнести средства на счет инвестиционной компании или банка-держателя опциона. В случае, если она этого не делает, инвесткомпания ликвидирует ее позицию, и она теряет все ранее перечисленные в обеспечение средства. Так что убытки нарастают, как снежный ком. Что, собственно, и произошло в конце прошлого года.

Варианты страховок рисков роста/падения курса валюты могут различаться. А результаты мы видим похожие. У упомянутой выше компании убытки по этой причине превысили 30 млрд. рублей. Еще почти в такую же сумму ей обошлось подорожание внешних займов. О гигантских потерях в десятки миллиардов рублей сообщают в своих отчетах крупнейший авиаперевозчик, сервисная трубопроводная компания, золотодобывающая компания, и, вероятно, многие другие крупные экспортеры.

Хеджирование валютных рисков – это в целом свидетельство грамотной финансовой политики компаний. Выбирая инструменты хеджирования рисков, экономические субъекты ориентируются, в том числе, и на заверения монетарных властей, а они слишком долго убеждали нас в том, что сохраняют контроль на валютном рынке. В последние дни уходящего года ЦБ отчаянно попытался загасить рост курса рубля, но это уже не могло выправить ситуацию, время было упущено.

Спасибо Олегу Мубаракшину, ИК «Ай Ти Инвест» за использованные материалы

Игорь Николаев:

Много получаем

Помимо низкой производительности труда россияне еще и много получают, и это тоже причина кризиса. Об этом мы также услышали в последние дни от руководства страны.

В частности, на недавней расширенной коллегии Минэкономразвития премьер-министр Дмитрий Медведев заявил буквально следующее: «Проблема, которая характерна для всех секторов экономики – неоправданно высокий, можно сказать, критический уровень издержек, в том числе из-за темпов роста зарплаты, которые не были подкреплены соответствующим ростом производительности труда».

На этой же расширенной коллегии министр Алексей Улюкаев говорил о том же самом. Но как сказал! Приведу и его высказывание: «...у нас есть шанс… уйти от слишком большой зависимости от постоянного потока финансовых ресурсов либо через механизм положительного сальдо торгового баланса, либо через механизм положительного сальдо финансового счета, счета капитальных операций, который оказывает мощное давление на рынок труда». Поверьте, если перевести сказанное на простой человеческий язык, это все о том же: стали много получать, потому что цены на энергоресурсы были высокими.

Но будем объективны, говорят же не о том, что много вообще получаем, а о том, что много относительно нынешнего уровня производительности труда. Однако вот что забывается: то, сколько получают сегодня в России, надо соотносить и с уровнем цен. Почему об этом мы не слышим? А ведь уровень цен в стране – это прямое следствие экономической политики государства. Цены зависят от уровня конкуренции в экономике, от эффективности политики госрегулирования тарифов естественных монополий, от возможностей государства смягчать последствия резкого изменения внешнеэкономической конъюнктуры и т.д.

Согласитесь, что нынешняя среднемесячная зарплата – 33205 рублей (март 2015 года) – вполне себе так ничего была бы, если бы цены и тарифы были другие. Однако меня вновь могут поправить: мол, говорят же о том, что слишком быстро росли зарплаты, а не о том, что они большие.

Что же, давайте посмотрим, у кого они и как росли в период 2010-2014 годов. За это время среднемесячная номинальная заработная плата (в среднем за год) в целом по экономике выросла на 55,6%, в то время как заработные платы федеральных чиновников – на 80%. Недаром столь популярной стала в последние годы профессия чиновника.

Плюс к тому же заметный рост зарплат среди работников социальной сферы, который происходил ради того, чтобы выполнить все эти соотношения между уровнем зарплат учителей, врачей, профессорско-преподавательского состава и пр. и средними зарплатами в регионах, которые были зафиксированы в майских указах президента 2012 года. В значительной степени этот рост зарплат бюджетников был обеспечен за счет т.н. оптимизации сети школ, больниц, вузов и пр. Попросту говоря, численность сокращали, зарплаты и выросли. Началась настоящая «гонка зарплат», от которой многие предприятия реального сектора экономики только проиграли (с таким-то ростом трудовых издержек).

Я уж не говорю о том, что подавляющее большинство регионов страны было вынуждено перераспределять расходы от инвестиционных в пользу социальных. А это, в свою очередь, не могло не сказаться на сначала замедлении темпов роста экономики, а потом и вовсе на переходе к кризису.

Поэтому, если и есть вопрос по росту зарплат, то откровенный ответ на него заставляет признать неэффективность действий именно властей.

А вообще хочется сказать: не там ищете. Тем более, что последние официальные данные от Росстата свидетельствуют: средняя реальная зарплата в стране в марте 2015 года резко снизилась – на 9,3% к марту 2014 года. Следуя нынешней правительственной логике от обратного, теперь должен начаться рост экономики?

Анатолий Гавриленко:

Вынужденное доброволие

С интересом прочитал в СМИ, что, по словам представителя Генпрокуратуры, «именно масштабные прокурорские проверки вынудили крупных российских ритейлеров добровольно заморозить цены на важнейшие виды продовольствия». Вот так в предложении, характеризующем одно действие, используются два противоположных по значению слова – «вынудили» и «добровольно». Велик русский язык!

C.W. и A.M.:

Несколько хороших новостей для экономистов

Интересная диаграмма из новой статьи двух экономистов Института Петерсона. Она показывает предполагаемое глобальное распределение дохода на душу населения: 2003, 2013 и 2035 году. С 2003 до 2013 году глобальное неравенство доходов упало. Уменьшилось число людей, живущих в крайней бедности. Коэффициент Gini глобального неравенства упал от 69 в 2003 году до 65 в 2013 году. И средний показатель доходов повысился приблизительно с $1000 до $2000 всего за десять лет.

Авторы работы, Томас Хеллебрандт и Паоло Мауро, думают, что следующие 20 лет будут еще лучше, в основном благодаря быстрому росту в странах с активно развивающимся рынком. Сотни миллионов будут подняты из бедности из-за устойчивого роста в Африке в районе Сахары. И, поскольку экономика Китая продолжает расширяться, потребности граждан приблизятся к тем, что есть на Западе. В результате эти два экономиста ожидают, что глобальное неравенство доходов продолжит снижаться.

Кален Рош:

Нужна ли жесткая экономия при дефиците бюджета?

Еще в конце 2012 года было много кейнсианских экономистов, которые были обеспокоены дефицитом бюджета США и его потенциальным негативным влиянием на слабую экономику. Я полагал, что «жесткая экономия» не повредит экономике США, тем более что госрасходы по-прежнему очень высоки по историческим меркам и по-прежнему растут ежегодно. Кроме того, дефицит по-прежнему растет при здоровом зажатии. Действительно, ничего не случилось, а люди, которые говорили, сокращение дефицита приведет к рецессии, были неправы.

В новом обзоре Financial Times я встретил утверждение, что кейнсианская экономика двухъярусная и выборы в Великобритании доказывают, что аскетизм в стране работает достаточно хорошо, чтобы опровергнуть претензии кейнсианцев о влиянии сокращения дефицита. Мы видим точно такую же проблему, как в США в 2012 году. Великобритания действительно не вошла в режим жесткой экономии.

Это финансовый баланс Великобритании (который корректирует автоматическими стабилизаторами):

Обратите внимание, что, несмотря на снижение дефицита, он по-прежнему негативен на 4%. И, если мы посмотрим данные общих государственных расходов и госрасходов в процентах от ВВП, мы видим аналогичное отсутствие жесткой экономии:

Мне кажется, немного несправедливо охарактеризовать эту ситуацию как «жесткую» экономию. Есть дефицит с точки зрения финансового консерватора. Он, по существу, ведет по пути постоянных увеличений государственных долгов только потому, что количество новых долгов сокращается в процентах от ВВП каждый год. Например, полный человек прибавит 20 фунтов в 2013 году, а затем при «жесткой экономии» потолстеет на 10 фунтов в 2014 году, что не потеря веса. Это просто снижение темпов прироста веса. Можете ли вы утверждать, что вы на диете, когда вы по-прежнему движетесь в неправильном направлении?

Несмотря на это, я не знаю, если я бы назвал ситуацию «жесткой экономией» в Великобритании. Речь идет о лечении глубокого кризиса, частный сектор активно компенсирует большинство негативных последствий действий правительства, которое, по мнению многих экономистов, может делать что угодно в любое время. Идея, что частный сектор часто управляет экономическим кораблем, берет верх в политике теоретизирования. И это хорошо.

Мэтт Иглесиас:

Причины смерти с 1960 года

Как изменились причины смерти с 1960 года? Здравоохранение и его доступность являются важными факторами общественного здоровья, но все знают, поведение имеет большое значение. За последние 50 лет американцы бросили курить, начали ездить на безопасных автомобилях, прибавили в весе и купили много оружия.

Сьюзан Стюарт из Национального бюро экономических исследований и Дэвид Катлер из Департамента глобального здравоохранения и народонаселения Гарварда проследили поведенческие тенденции сограждан и обобщили их. Подробную информацию ищите здесь.

Стоит отметить некоторые особенности. Несмотря на то, что снижение смертности в автомобильных авариях относительно скромное, техническая безопасность транспорта с 1960 года выросла значительно. Вопрос в том, что она компенсирована огромным увеличением количества пройденных миль на душу населения. «Число погибших выросло более чем на 200%, при том что число смертей на милю оставалось неизменным», пишут исследователи.

Курение и ожирение как причина смерти взаимосвязаны. Курильщики знают про набор веса, если бросить курить. Общественное мнение считает ожирение серьезной проблемой, но лишний вес менее вреден для здоровья, чем курение.

Лиз Флора:

Динозавры – удачное вложение средств

На фоне дефицита значимых предметов изобразительного искусства и антиквариата, которые можно отнести к «голубым фишкам», в Гонконге выставлен на аукцион череп трицератопса. Это самый большой из найденных черепов динозавров, он составляет 2,8 м в длину и считается крупнейшим в мире по уровню сохранности, содержит 95% костей. Трицерапотс был найден в Монтане (США) в 1992 году и откопан в 2003 году, он не раз менял владельцев, пока не попал в Азию. Начальная ставка торгов $1,8 млн. В 2003 году череп впервые продали за $35 тысяч.

Весьма вероятно, что гигантский ископаемый череп, получивший название «Короля Драконов», в конечном итоге окажется в руках богатого коллекционера из Китая.

Как отмечает Брайан Лернер, директор Evolved Ltd, интерес китайцев к изобразительному искусству и антиквариату значительно вырос за последние годы. В 2006 году на долю Китая приходилось лишь 5% мирового арт-рынка, к 2014 году он вырос до 22%. И популярность исторических окаменелостей и останков динозавров в Китае огромна и спрос быстро растет.

Лернер отмечает, что интерес к окаменелостям находится на одном уровне с ценной частью изобразительного искусства. «Мы специализируемся на крупных объектах естественной истории. Они имеют историческую и научную ценность, также представляют художественный интерес», – говорит он. – «Таким образом, интересы коллекционеров пересекают, предметы ценятся и часто приобретаются коллекционерами всех типов».

«Есть сложности в правильном хранении окаменелостей, чтобы она оставалась в хорошем состоянии, нужны специальные условия, которые часто не могут предоставить китайские коллекционеры», – отмечает Майкл Питтман, палеонтолог из Университета лаборатории палеонтологии позвоночных Гонконга. – Это особенный риск для китайских коллекционеров, учитывая тот факт, что окаменелости – новое направление для коллекционеров». Питтман, эксперт по плотоядным динозаврам, не поощряет желание покупателей держать кости в частных коллекциях. «Окаменелости должны храниться в особой среде с климат-контролем, солнечный свет и перепады температуры и влажности могут привести к их повреждению», – говорит он. – «Некоторые кости, например, черепа, очень хрупкие. Многие окаменелости часто требуют химической обработки для предотвращения их распада. Подготовка окаменелости для изучения и отображения требует профессиональных препараторов и консерваторов, специальной подготовки и знаний об окаменелостях и геологии». Кроме того, образцы, которые хранятся в частных коллекциях, выпадают из поля зрения ученых и таким образом коллекционеры препятствуют совершению крупных научных открытий. «Если кости держать в доме покупателя или в офисе, а не хранить в музее или университете, особенно, если это полное ископаемое или новый для науки предмет, можно считать, что окаменелости не существует для ученых», – отмечает ученый. Тем более что в Китае популярны черные археологи, которые занимаются незаконными раскопками и подделкой окаменелостей, собирая черепа из частей и заменяя недостающие фрагменты композитными элементами.

Выставленный на продажу череп трицератопса, по мнению как ученых, так и представителей продавцов, требует дальнейшего изучения. И лучше всего, считает Питтман, было бы одолжить или подарить его музею. «Частные спонсоры, финансирующие исследования ученых в музеях и университетах, делают много полезного для науки. Музей – это не просто место для окаменелостей, предметов искусства и археологических артефактов. Мы ценим поддержку благотворителей, – отмечает Питтман.

София Симонова , Банкир.Ру