Все
разделы

Публикации

Дежавю

Показатели просроченной задолженности по кредитам населению перекрыли максимумы прошлого кризиса.

В социальных сетях гуляет наивный вопрос-картинка: если доллар упал, а нефть – выросла, почему не снижаются цены на продукты?

Согласно данным Национального агентства финансовых исследований, в последний год выросла доля низкодоходных граждан, которые едва сводят концы с концами. Также выросло количество людей, которым хватает денег только на еду, а покупка одежды – уже затруднительна. По оценкам экспертов, именно эта категория населения – максимально сегодня закредитована. И вопрос уже кое-где в регионах стоит ребром: либо поход в магазин за продуктами, либо – взнос по кредиту. При этом сэкономить на еде ведь не удастся, потому что эти люди и так наполняли свою продуктовую корзину «бюджетными» торговыми марками по принципу «дешевле не бывает».

Тем временем с начала года динамика раздачи кредитов физическим лицам ни разу не была в плюсе. По данным коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», спрос на кредиты со стороны населения упал на 60%. Снижение ключевой ставки до пределов, которые еще в декабре назывались разумными, сейчас ситуацию не исправит, поскольку требования банков к заемщикам не позволяют раздавать деньги людям, которые уже имеют по пять кредитов в одних руках. А прирост таких людей за последние полтора года составил 66%.

Сегодня среднестатистический работающий россиянин должен банку 146 тыс. рублей. В прошлом году сумма среднего долга составляла 120 тыс. рублей. В спокойном 2012 году, обеспечившем второй кредитный бум – люди были должны по 85 тыс. рублей. А всего за последние пять лет кредитная нагрузка на физических лиц выросла втрое.

При этом коллекторы отмечают, что за те же пять лет существенно сократилось время, через которое клиент-заемщик выходит на просрочку. Если раньше банки имели в среднем девять месяцев ровного обслуживания свежевыданного кредита, то сегодня этот срок сократился до трех месяцев. Понятно, что речь идет о сегменте необеспеченной розницы, ибо ипотека – не теща, ждать не станет.

Количество просроченных кредитов выросло на 52%, просрочен каждый пятый кредит, выданный банками. А коль скоро роста кредитования, способного маскировать показатели просрочки, растворяя их в новых кредитных портфелях, нет, то «прибавка» просрочки будет становиться с каждым месяцем все явственнее. Коллекторы ожидают в этом году массовых дефолтов по необеспеченным кредитам и, соответственно, резкого расширения своего рынка. Но совсем не радуются – потому что понимают, что хоть  и покос большой, а накосить на нем нечего, трава худосочная. По их прогнозам, доля тех, кто выйдет на просрочку из-за потери работы, будет увеличиваться и к концу 2015 года достигнет 35–40%. И что с них взять?

Грустнее всего – общество тотально не осознает тот факт, что это вам не «тихая гавань» пятилетней давности. Не будет снижения цен. Не будет импортозамещения. Не будет модернизации. И не будет блюдечка с голубой каемочкой. И нужно как-то снять с себя радужные очки, взглянуть без страха на серый мир и взять в руки рабочий инструмент, а не кредитную карту. И захотеть поработать. А не спрашивать, почему не снижаются цены, если доллар упал, а нефть выросла.

А еще обидно. Пять лет, которые были даны жареным петухом прошлого кризиса, потеряны на бирюльки.

Инна Рукосуева