Все
разделы

Публикации

Квартирный вопрос

Затронул кредитную историю.

«Показатели потребительских настроений россиян в марте снова немного ухудшились», – говорится в обзоре ЦБ. Число граждан, считающих нынешнее время неблагоприятным для совершения крупных покупок, достигло 48% – это максимум за всю пятилетнюю историю наблюдений. При этом до 13-процентного минимума снизилась доля людей, которые считают, что сейчас – хорошее время для крупных приобретений. С кредитными настроениями дела обстоят еще хуже: 69% считают, что сейчас не время оформлять ссуду, и лишь 4% – настроены позитивно.

Снижение спроса на кредиты – очевидный тренд, который ощущают на себе банки. То есть статистика в данном случае не расходится с практикой. Но, несмотря на пессимистичные настроения россиян, актуальность решения жилищного вопроса не снижается. От любых «пустяков» в трудные времена можно отказаться (покупка новой машины, заграничный отдых, «ресторанный» образ жизни и т.д.). Но жилье – не игрушки. Курс доллара, нефть, Греция – все это вторично по сравнению с основным: у человека должен быть дом, из которого он утром уезжает на работу и куда возвращается вечером.

Аналитики прогнозируют ощутимое снижение портфелей по всем сегментам розничного кредитования, однако меньше всего нисходящий тренд затронет именно ипотеку. А помощь в этом окажут государственные субсидии, которые позволяют заемщикам оформлять ссуды на покупку жилья под 12% годовых. По нынешним временам ставка «волшебная».

Между тем государство планирует субсидировать не только счастливых покупателей нового жилья, но и несчастных «ипотечников», которые оказались в затруднительном финансовом положении. «Коммерсантъ» на днях опубликовал заметку о том, что правительство определилось с основным механизмом поддержки проблемной ипотеки. Речь идет о «социально незащищенных гражданах», чей доход после внесения ежемесячного платежа по ипотеке не превышает полтора прожиточного минимума (в расчете на душу населения – это менее 12,5 тыс. рублей).

Но крайне низкий «чистый» доход – не единственный критерий отбора. Чтобы получить помощь от государства, у заемщика должна быть просрочка по ипотеке сроком не менее 30 и не более 120 дней. При этом максимальная сумма господдержки – 200 тыс. рублей на одного заемщика. Эти деньги должны пойти либо на частичную компенсацию ежемесячного платежа по рублевым ссудам, либо на частичное списание задолженности по валютной ипотеке (в каждом случае – не более 50%).

Возможность получения нового кредита с использованием госсубсидий вселяет оптимизм, а вот программа реструктуризации – некоторое недоумение (если, конечно, документ будет утвержден именно в таком виде).

Прежде всего, бросается в глаза условие об обязательном наличии просрочки. В моем понимании, проблему реструктуризации для клиента правильней решать еще до того, как эта просрочка возникнет, чтобы не портить кредитную историю. Сообщить о проблемах в банк, который должен предложить оптимальный для всех путь их решения. А в случае с госпомощью выходит, что даже если человек предвидит проблемы (например, его сократили с выходным пособием – и потенциальная просрочка может возникнуть лишь через несколько месяцев), то он не сможет рассчитывать на «подарок». Нужно пропустить хотя бы два платежа. Испорченная кредитная история – это раз, плюс – постоянные оповещения от банка о просроченной задолженности (сегодня банки работу с проблемными активами в долгий ящик не откладывают).

Второй момент – ограничение максимальной суммы помощи от государства на уровне 200 тыс. рублей. Мне кажется, что это «ни о чем» даже в случае «региональной» ипотеки. Если затруднительное финансовое положение заемщика не позволяет выплачивать пусть даже небольшой по ипотечным меркам кредит (скажем, 3 млн. рублей), о каких тысячах можно говорить? И что изменится, когда «помощь» будет «проедена»?

В случае с ипотекой существуют классические инструменты банковской реструктуризации. Один из очевидных – отсрочка погашения долга на некий срок, к примеру – полгода. Предполагается, что за этот период клиент найдет работу и снова сможет нормально платить. Только в этом случае у него получится выплатить весь кредит.

Из доступной информации о госпрограмме не очень понятно, о чем идет речь: о конкретном поиске решения проблемы или о желании просто заявить о том, что ее как-то пытаются решить. Если заемщик в данный момент неплатежеспособен, частичными компенсациями ему вряд ли поможешь. Он либо может платить, либо – нет. К примеру, если бы в случае полугодовой реструктуризации государство компенсировало банкам ежемесячные платежи, неполученные от клиентов, – это было бы, на мой взгляд, решение. Полагаю, что банки бы более охотно использовали этот инструмент (ведь есть и другие, менее привлекательные для заемщика – в виде реализации предмета залога).

Если же полноценного решения нет, то стоит ли мудрить, разрабатывая кучу оговорок? Пусть лучше дополнительные средства пойдут на развитие новой ипотеки. Жилищный кредит, как и любой другой, – это риск, который изначально принимают на себя как банк, так и сам заемщик. Сочувствую людям, которые в свое время оформили валютную ипотеку, но не понимаю аргументов вроде «у меня не было другого выхода». Выход, естественно, был. Просто человек сделал свой выбор и пошел на риск – ставку хотелось пониже, а квартиру – получше. К сожалению, к некоторым людям не сразу пришло понимание того, что брать в долг в валюте на 25 лет – это безумие. Но на ошибках учатся.

Кирилл Гуманков