Все
разделы

Публикации

Уйти или остаться?

Грустные приключения инобанков в России.

Совсем недавно в рейтинге надежности российских банков, составленном журналом Forbes, первую строчку заняла российская «дочка» банковской группы Nordea. Символично, что буквально через неделю после этой радостной новости Нордеа Банк объявил о серьезном пересмотре своей стратегии работы в России.

Банк отказывается от розничного кредитования и сосредоточится на работе с корпоративными клиентами. А так как центральные офисы крупнейших российских компаний сосредоточены в мегаполисах, то закрыты будут отделения банка во всех регионах кроме Москвы и Петербурга. Незадолго до этого ставки по привлечению вкладов частных лиц в рублях были снижены до 0,1% (!) годовых.

Не стоит и говорить, с какими чувствами воспримут уход банка из регионов его клиенты. Ипотечные заемщики, конечно, смогут вносить платежи по кредитам через системы ДБО. Но подозреваю, что им при желании изменить график платежей по кредиту придется совершить поездку в Москву.

Особенно будут «счастливы» такому решению банка обслуживающиеся в нем региональные компании. Думаю, в свое время им пришлось потрудиться, чтобы удовлетворить требованиям банка и получить доступ к выгодным условиям кредитования. И даже если работа с региональными компаниями будет перенесена в Москву, вряд ли это будет комфортный вариант сотрудничества.

К сожалению, Нордеа Банк – далеко не первое дочернее подразделение инобанка, решившее сократить объемы своего бизнеса в России. Недавно о закрытии отделений на Дальнем Востоке и о сокращении числа офисов с 65 до 44 объявил Райффайзенбанк. Росбанк намерен сократить свое присутствие в небольших городах и оставить из 620 офисов всего 500. ОТП-банк, который впервые за все время работы в России закончил прошлый год с убытком, занят оптимизацией филиальной сети, вследствие чего число офисов может сократиться на 15%. ХКФ Банк, также закончивший 2014 год с убытком, в прошлом году поставил своеобразный антирекорд, закрыв сразу четверть отделений – 1863 офиса и 22 региональных центра.

В начале 2015 года была продана российская дочка индийского ICICI Bank, входящего в первую четверку банков Индии по размеру активов. Сейчас рассматривает возможность продажи Юниаструм Банка его владелец – Bank of Cyprus.

Доля дочерних подразделений инобанков на банковском рынке России снижается уже несколько лет подряд. Доля в активах банковской системы кредитных организаций с иностранным участием свыше 50% с начала 2013 года снизилась с 17,8% до 14,1%. Доля в кредитах предприятиям упала с 14,2% до 11,7%, в кредитах физлицам – с 22,6% до 18,2% соответственно.

Что же стоит за этими цифрами – политика или экономика, эмоции или точный расчет?

Можно, конечно, анализировать итоги работы дочек инобанков в 2014 году. Но вряд ли это даст нам точное представление о выбранной банками стратегии. Тем более что и стратегия в условиях российских реалий может пересматриваться чаще, чем хотелось бы самим банкирам. А принятие окончательного решения о стратегии развития в России иностранцами в головных офисах банков, которые далеко не всегда в курсе тонкостей внутрироссийских реалий, да еще и с учетом событий в основных странах их присутствия, делает поведение дочек инобанков в России труднопредсказуемым.

Думаю, решение об уходе с российского рынка могут в первую очередь принять те банки, которые не имеют у нас крупных объемов бизнеса. Понятно, что в условиях экономического кризиса и неопределенности в международных отношениях быстро занять заметное место на банковском рынке России у них все равно не получится.

Те же банки, которые уже смогли развить свой бизнес в России до заметных масштабов, постараются остаться в стране при любых обстоятельствах. Заставить их продать свои российские дочки с немалым убытком могут разве что непредвиденные события в тех зарубежных странах, в которых у них сосредоточен основной объем бизнеса.

Я, конечно, не могу согласиться с весьма условным рейтингом надежности журнала Forbes, который не слишком хорошо согласуется с реалиями российского банковского бизнеса. Тем более в условиях продолжающих свое действие взаимных международных санкций. Также я никогда не являлся поклонником чрезмерного роста доли инобанков в активах российской банковской системы.

Тем не менее присутствие в заметных на рынке объемах дочерних банков иностранных банковских холдингов в России я считаю совершенно необходимым. Эти банки приносят к нам свои внутренние стандарты ведения бизнеса, которые складывались десятилетиями. И за счет миграции кадров с этими стандартами уже знакомы многие сотрудники банков, принадлежащих российским компаниям. Кроме того, не секрет, что большинство инноваций в банковском бизнесе пришли в Россию из-за границы.

В моменты экономических и банковских кризисов наличие на рынке дочек инобанков играет стабилизирующую роль для всей российской банковской системы. Поэтому, чем больше дочек инобанков решат остаться в России, тем лучше будет для нашей банковской системы.

Конечно, уход дочерних подразделений инобанков из России нередко сопровождался продажей их бизнеса с убытком. Зато трудно припомнить дочку солидного западного банка, после продажи бизнеса которой вскрывались бы крупные дыры в балансе. А ведь при возникновении проблем у российских банков АСВ и Центробанк, а также банки-санаторы все чаще сталкиваются не только с выводом активов прежними хозяевами, но и с откровенным криминалом.

Также напомню, что дочки инобанков никогда, даже в самые тяжелые времена, не надеялись на помощь нашего государства. И, следовательно, не перекладывали проблемы своего бизнеса на всех россиян. А ведь подобное поведение стало обычным для российских госбанков, а в последние годы – и для некоторых крупных российских частных банков.

Понятно, что проблемы в российской экономике и геополитическая неопределенность делают наш рынок менее интересным для зарубежных банкиров. Но, надеюсь, эти проблемы не будут вечными. И через год-другой российский рынок для банков вновь станет привлекательным. Сейчас закрыть отделения и уйти из регионов банкам легко. Зато потом занять долю на рынке будет очень непросто.

Владислав Лейбов